Микроагрессия

Все на борьбу со словопреступностью!

Первая поправка к Конституции США священна для либералов. Так они, во всяком случае, не перестают нас уверять: свобода слова неприкосновенна, каждый американец имеет полное право говорить абсолютно все, что ему приходит в голову, да здравствует свобода слова! Но при этом почему-то у меня в голове назойливо вертится замечательная фраза, на которую я наткнулся много лет назад в журнале «Коммунист», теоретическом органе ЦК КПСС: «Коммунисты отделяют право наций на самоопределение от целесообразности применения этого права».Так и в сегодняшней Америке здравомыслящие люди знают, что им следует исключительно бережно относиться к своей свободе слова, не расходовать ее по пустякам. Потому что говорить они и впрямь вольны все что угодно, но не безнаказанно: за длинный язык приходится платить. В сегодняшней Америке расплата за пользование Первой поправкой растет с каждым днем. Причем особенно в традиционной, многовековой твердыне свободомыслия – на университетских кампусах.

В 1559 году по приказу папы Павла IV католическая церковь ввела «Индекс запрещенных книг» (index librorum prohibitorum), предназначенный для борьбы с ересью и инакомыслием. В нацистской Германии публично сжигались на кострах книги еврейских писателей и литераторов-вольнодумцев. Крамольная литература была под запретом в СССР и в других коммунистических странах. А теперь многовековой опыт борцов за принудительное единомыслие рьяно перенимают американские поборники политкорректности, поставившие себе задачу изгнать из обихода все, что не укладывается в разрешенный ими словарь общения с представителями меньшинств. До публичных книжных костров еще не дошло, но можно не волноваться: все впереди.

Пухлый запретный индекс, за соблюдением которого неусыпно следит полиция слова, постоянно пополняется все новыми видами предосудительных фраз и выражений, оскорбляющих нежные чувства меньшинств, как утверждают их самоназначенные представители. Недавно на вооружение армии блюстителей политкорректности поступил новый вид злодеяния – «микроагрессия». Это очень тяжкое преступление, серьезно угрожающее здоровью его несчастных жертв, объясняет Ойян Пун, помощник профессора педагогики Университета им. Лойлы из Чикаго: «Заявления, квалифицируемые как микроагрессия, могут показаться невинными, но они коварно, тихой сапой усугубляют страдания, испытываемые жертвами расизма, сексизма и других форм угнетения».

Чикагская педагогесса продолжает: «По данным психологических исследований акты микроагрессии влекут за собой отрицательные последствия для здоровья, включая инфаркт миокарда, диабет и депрессию, толкают людей к употреблению наркотиков и алкоголя». (Вызывает ли микроагрессия фурункулез и воду в колене, пока не установлено.)

Тема эта очень сложная и запутанная. Темному американцу трудно понять, как оскорбительно для представителя меньшинства слышать такие вопиющие заявления, как например, «Америка – страна возможностей». «Скажите это неграм, которые были обращены в рабство и насильно привезены в эту страну, – возмущается Ойян Пун. – Скажите это американским индейцам, которых согнали с их земель. Скажите это американцам японского происхождения, которых во время Второй мировой войны заточили в концлагеря… Тех, кто верит в эту сентенцию, она вдохновляет, но на людей, знающих реальность и историю Соединенных Штатов, эта фраза производит крайне тягостное впечатление». (Остается только гадать, каким образом эта, судя по ее имени, кореянка не только выжила в ужасной расистской Америке, но даже добилась в ней успеха.)

Список внесенных в новый индекс слов и выражений велик, и просто так, с налета, овладеть навыком распознавания словопреступлений (wordcrime), по аналогии с оруэлловскими «мыслепреступлениями» (thoughtcrime), практически невозможно. Но к счастью, радетели новой морали поспешили на выручку обывателю. Пионером в этой перспективной области выступил профессор психологии и педагогики Колумбийского университета Дералд Уинг Сью. Он опубликовал в альманахе American Phychology за 2007 год список «оскорбительных» лексических единиц, который положен в основу специальных учебных программ и семинарских занятий, организуемых для профессорско-преподавательского состава и административного персонала самых сознательных университетов, идущих в ногу с передовой мыслью.

С особым рвением теория нью-йоркского профессора была подхвачена Университетом Калифорнии (система штатных университетов, где обучается в общей сложности порядка 400 000 студентов), которым руководит Джанет Наполитано, бывший министр внутренней безопасности в этой кузнице прогрессивных кадров – администрации Обамы.

Вверенное ей учебное заведение предлагает семинары по микроагрессии, «чтобы люди знали, как могут восприниматься их слова в определенных контекстах», заявляет представительница отдела связей с печатью Университета Калифорнии Шелли Мерон. Она с негодованием отвергает предположение, будто дискуссии в университетских аудиториях подвергаются цензуре. Следует полагать, что она имеет в виду отсутствие предварительной цензуры. Т.е. любой студент или преподаватель может говорить, все, что ему вздумается, а вот насчет последствий — уж не взыщите.

Подчеркну еще раз, что рядовому обывателю можно даже не надеяться самостоятельно, без основательной подготовки, разобраться в том, что можно говорить, а что говорить не рекомендуется; что квалифицируется как микроагрессия, а что еще не попало в запретные списки. Нужны длительные упражнения под руководством специалистов, чтобы выработать в себе необходимую чуткость и интуицию. Судите сами.

Боже вас упаси спросить человека восточного или латиноамериканского типа «Откуда вы родом?» или «Где вы родились?», отпустить ему «сомнительный» комплимент вроде «Вы прекрасно говорите по-английски», или спросить, как сказать то-то или то-то на его родном языке. Вам кажется, что вы проявляете радушие и живой интерес, лестный для собеседника, а на самом деле это явный признак того, что вы осознанно или бессознательно считаете его чужаком, неполноценным американцем. Очень некрасиво!

Точно так же недопустимо похвалить его, сказав, что его земляки могут им гордиться, или попросить его помочь вам решить задачу по математике или по физике. Это значит, что вы выносите суждение о его уровне интеллекта на основании расовых признаков и, стало быть, в глубине души или пусть даже неосознанно вы убеждены, что «цветные» уступают белым по умственному развитию. Расизм чистой воды!

А как же насчет просьбы о помощи по части математики или физики? Это ведь явное признание превосходства «азиата». Или это тоже расизм? Да, представьте себе, расизм. Потому что такая просьба базируется на убеждении в том, что все азиаты обладают сильным интеллектом и особенно преуспевают в указанных науках. А любое суждение о недостатках или превосходстве той или иной расы недопустимо и подлежит гневному осуждению.

Или такая опасная фраза: «Америка – это плавильный котел». «Плавильный котел» – так называлась пьеса англоеврейского писателя Израэля Зангвилла. Казалось бы, гимн равноправию, что может быть похвальнее? Но нет, если хорошенько подумать с передовых позиций, то вскрывается зловещая оборотная сторона этого афоризма. Ибо, употребляя его, вы исподволь выражаете желание, чтобы «цветные» приобщались к доминантной белой культуре, растворялись в ней, жертвуя своей этнической самобытностью. Вы принижаете расовый и/или этнический опыт «цветного» собеседника, и вообще отрицаете его сущность как самодостаточного индивида, представителя своей расы. Позор!

О том же свидетельствует и такое возмутительное заявление, как «Существует только одна раса – человеческая, других я не признаю». Вам кажется, что, проявляя столь возвышенные чувства, вы подчеркиваете интернациональный характер своих воззрений и тем самым возвышаетесь в глазах «цветного» собеседника. А на самом деле вы лишь уязвили его и нанесли чувствительную рану его самолюбию. А может быть, даже толкнули его на путь, прямиком ведущий к болезни сердца или к сахарному диабету, как грозно предупреждает помощник профессора Ойян Пун.

На первый взгляд совершенно невинные выражения, вроде бы полностью лишенные расового подтекста, на поверку теряют свой нейтральный характер. Например, «Упорный труд – ключ к успеху»: если подумать, становится ясно, что это намек на то, что «цветные» ленивы и/или неспособны. Оскорбительны для «цветных» и попытки показать свое расположение к ним, например, фраза «Я не расист». Если не расист, тебе и в голову не придет думать о том, расист ты или нет. А уж попытки показать свое нейтральное отношение к расовому вопросу и вовсе не просто попахивают, а буквально разят расизмом.

Точно также взрывоопасны призывы к равноправию негров согласно учению покойного пророка гражданских прав Мартина Лютера Кинга-младшего. Джесси Джексон, который волюнтаристски произвел себя в верховного продолжателя дела Кинга, настаивает на том, что требование равноправия – это особенно коварная форма расизма, ибо подлинное равноправие негров на самом деле должно заключаться в предоставлении им всевозможных льгот. Высказываясь в пользу равноправия, вы на самом деле демонстрируете свое безучастное отношение к страданиям, которые в прошлом выпали на долю чернокожих американцев.

Вообще общение с представителями меньшинств – дело тонкое, требующее постоянной самоцензуры. Нельзя, например, сказать негру, латиносу или индейцу: «Что это вы как в рот воды набрали? Нам хотелось бы знать, что вы думаете по такому-то поводу». Почему нельзя? Потому что это воспринимается как намек на необходимость ассимилироваться, раствориться в доминантной белой культуре. В то же самое время расшумевшийся, скажем, в метро негр может обидеться, если вы попросите его вести себя потише: такая просьба равносильна осуждению особенностей его самобытной культуры.

Следует иметь в виду, что речь – отнюдь не единственное выражение микроагрессии. Не менее оскорбительны и жесты. Например, когда при виде приближающегося молодого негра или латиноса белая женщина инстинктивно сжимает в руках свою сумочку, а белый мужчина машинально проверяет, на месте ли бумажник. Тем самым они автоматически приписывают случайному прохожему преступные наклонности. В глазах белых цвет кожи подает сигнал: этот человек – уголовный элемент, он чужак, он опасен. А что уж говорить о владельце магазина, который по пятам следует за черным или коричневым посетителем, все своим видом показывая, что не ждет от него ничего хорошего! Он может, конечно, сослаться на печальную расовую статистику краж в его магазине, но с точки зрения блюстителя новой морали такое «расовое профилирование» – не оправдание.

Не менее предосудительно и пугливое поведение белого, который при виде группы юных черных громил спешит перейти на другую сторону улицы. Да, не исключено, что, проходя мимо него, эти молодые люди и впрямь могут вспомнить о веках угнетения со стороны белой расы и выместить на этом прохожем свою ярость благородную, но разве лучше, что он оскорбляет их своей подозрительностью? Мог бы и рискнуть из уважения к чувствам отдаленных потомков тех, кого эксплуатировали отдаленные предки его собратьев по цвету кожи. А может, и пронесет?

Столь же начеку должны быть и мужчины, сталкиваясь с женщинами. Галантно открывая дверь даме, отставший от жизни кавалер рискует получить гневную отповедь из уст объекта своей вежливости. С ее точки зрения, он демонстрирует таким образом свое пренебрежение к так называемому «слабому» полу и неверие в его конкурентоспособность. И уж совсем недопустимо адресоваться к даме старозаветным «миссис» (Mrs.), в котором заключено признание подчиненного положения женщины, трактуемой как собственность ее мужа. Поэтому феминистки придумали нейтральное обращение «миз» (Ms.). Правда, теоретики феминизма не продумали этот вопрос до надлежащей глубины. Ведь любая женщина обычно носит фамилию своего отца и стало быть, имплицитно признает себя его собственностью. Разве это не вопиющий признак «патриархального угнетения»?

Особенно оскорбительно звучит для ярых феминисток фраза «В нашей кадровой политике мы не придаем значения половой принадлежности претендента». Ирония ситуации здесь в том, что феминистки десятками лет добивались именно такого равноправия со стороны корпораций, а сейчас, одержав победу, отметают равноправие как проявление агрессивного сексизма. В их глазах это не более чем самообман, поощряемый капиталистами, чтобы замаскировать свое пренебрежительное отношение к женщинам.

Но как же работодателям убедить феминисток в своей беспристрастности? Единственный способ – ввести квоты для женщин по аналогии со льготами для негров, как требует Джесси Джексон. А это в свою очередь означает, что принципиальное неприятие квот – это микроагрессия. Впрочем, если вы принимаете на работу женщину и подчеркиваете, что она получает должность по гендерным признакам, а не профессиональных качествам, это тоже микроагрессия. Словом, куда ни кинь – всюду клин.

А ведь это только цветочки, за которыми, как следует из народной поговорки, обязательно должны последовать ягодки. Можно только гадать, какими галсами будет двигаться в дальнейшем корабль левой пропаганды, но не сомневайтесь: прогрессисты обязательно придумают что-нибудь новенькое. Словесные игры – их конек. Это фактически единственное, что они любят и умеют. Тем более что в кампании по искоренению словопреступлений заключен глубокий смысл.

Чем больше запретов, тем легче запугивать инакомыслящих и объезжать нейтральное население, приучать его бездумно и беспрекословно повиноваться приказам, причем чем они абсурднее, тем эффективнее дрессировка. Но еще более важно то, что обуздание свободы речи – залог обуздания свободы мысли. Изгони из языка определенные слова – и неизбежно будут отмирать выражаемые ими понятия. А контроль над мыслью есть заветная мечта поборников всех разновидностей тоталитаризма – от нацизма до коммунизма. Их идеал воплощен в серии лозунгов, выразивших суть господствующей идеологии тоталитарного государства в гениальной антиутопии «1984» Джорджа Оруэлла: «Незнание – сила. Война – это мир. Ложь –– это правда». И главное: «Свобода  это рабство».

 

 

 

 

Реклама
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Комментарии

  • Морис Собакин  On Июль 15, 2015 at 9:52 пп

    Очень интересно! Я, конечно, надеюсь, что автор преувеличивает (утрирует) степень одурения американского общества. Скорее всего, эти «словесные игры» — развлечение небольшой кучки сумасшедших. Или я не прав, и все обстоит хуже?

  • Alex  On Июль 15, 2015 at 10:53 пп

    лучше я извинюсь предварительно за некоторую резкость. заставь дурака богу молиться, так он себе голову разобьет. но эти люди повидимому не дураки. я бы назвал их придурками

  • Sergey  On Июль 15, 2015 at 11:33 пп

    Цитаты из «Gone With the Wind» by Margaret Mitchell:

    »And if they give the negroes the vote, it’s the end of us. Damn it, it’s our state! It doesn’t belong to the Yankees! By God, Scarlett, it isn’t to be borne! And it won’t be borne! We’ll do something about it if it means another war. Soon we’ll be having nigger judges, nigger legislators—black apes out of the jungle—»

    «Pork, Mammy and Prissy refuse to pick the remaining cotton as «they were house niggers, not field hands,» and Melanie, though willing, is too weak.»

    А теперь мой вопрос: как Вы, уважаемые члены клуба, думаете за эти цитаты мне «оторвут» … всё, что можно оторвать или нет?

  • Dmitry  On Июль 16, 2015 at 1:03 пп

    Ничего, Сергей, Вам не оторвут пока упражняетесь на русско-язычном сайте. Но стоит выйти на «большой экран» — и могут действительно быть неприятности. Особенно — если Вы где-то на руководящей должности, т. е. — с Вас есть что взять. Сначала всякие шарптоны с джексонами у Вас попросят денег за молчание, а откажетесь — откроют хавальник и сожрут в одночасье.

    Только что слушал очередной разнос Трампа на MSNBC. Ну, негодяй, играет на низменных интересах «ти-партийцев», которые со своими крайне правыми взглядами ни за что в жизни не выиграют никакие выборы, и тем самым разваливает партию, которая старается привлечь в «свою палатку» всех. А эта «палатка» — дранная по определению. Страна разделена пополам: работающие (или желающие быть таковыми) и бездельники (и те, кто притворяется, что работает — «исследователи» африканской истории или проблем «по-женски»). Этот вокзал не может быть «для двоих»: или мы, или они.

    Может Трамп и есть президент для работающих (политически корректное в контексте статьи определение БЕЛЫХ граждан и небольшого количества примкнувших прочих), в отличие от неприкрытого президентства обьебамы для тунеядцев и бандитов (читай: негров и хиспанюков, чтоб мне не рассказывали об их врожденном трудолюбии…). Пойдет ли он в своих действиях, если выберется в презики, дальше крутого разговора — сомневаюсь: потому, что считаю его болтуном. Но то, что НИ ОДИН другой кандидат, включая моего фаворита Уокера, не сделает НИЧЕГО для того, чтобы приструнить эту чернь — ГАРАНТИЯ!

    • Sergey  On Июль 16, 2015 at 2:47 пп

      Дима, Вы ПЕССИМИСТ.
      Да и я тоже (за что перидически получаю п*****й от моей жены: «с тобой (т.е. со мной) жить невозможно из-за твоего пессимизма» — говорит она).
      Но я категорически НЕ ХОЧУ смириться с Вашим: » НИ ОДИН другой кандидат, включая моего фаворита Уокера, не сделает НИЧЕГО для того, чтобы приструнить эту чернь — ГАРАНТИЯ!»
      И я надеюсь на повторение выборов 1980 года: «Reagan won the election, carrying 44 states with 489 electoral votes to 49 electoral votes for Carter (representing six states and Washington, D.C.). Reagan received 50.7% of the popular vote while Carter took 41%, and Independent».
      Я НАДЕЮСЬ И ВЕРЮ!!!!!!!!!!!!!

  • Benny from Toronto  On Июль 16, 2015 at 1:12 пп

    Этнические меньшинства уже стали политическим большинством, а микроагрессия — предлогом для репрессий.
    Мир меняется: есть время свободы и время рабства, время мира и время войны …..

    P.S.: Справедливость без силы – как огрызок без яблока.

    • Dmitry  On Июль 17, 2015 at 1:32 дп

      Вот я скорее соглашусь с Бенни. Просто верить, что придет следующий Рейган — хотелось бы, но я пока его не вижу. Ни в Уокере, — он просто лучший из всей остальной своры, — ни уж, подавно, в Трампе. При этом, Сергей, я вовсе не пессимист. Я уже говорил: через тернии к звездам. Но до звезд я ожидаю серьезных терний. Правда, я считаю, что «пессимисты» к ним подготовлены лучше «оптимистов» — в тяжелые времена эти самые тернии вопьются прямо в их нежные неподготовленные зады.

      • Дмитрий  On Июль 21, 2015 at 7:32 дп

        Может не все так плохо, может плохиее все сами вымрут, а хорошие остануться?

  • kuzma39  On Июль 17, 2015 at 2:39 дп

    Хочется позубоскалить немного насчет оптимистов и пессимистов. Напомню вам известную хохму. Пессимист говорит: «хуже не будет». А оптимист: «Нет будет, нет будет!»

  • Dmitry  On Июль 17, 2015 at 2:27 пп

    Вот-вот, я — именно такой оптимист: сначала будет значительно хуже, а потом — полный оргазм. Не знаю только к тому моменту поможет ли НАМ Виагра… 😦

  • Benny from Toronto  On Июль 17, 2015 at 2:43 пп

    1) Надо готовиться к худшему и надеяться на лучшее.
    Это вся теория оптимизма-пессимизма 🙂

    2) Сейчас в США пытаются понять, что является главной причиной проблем с современными афро-американцами: «последствия рабства и белый расизм» или «последствия лево-либеральной политики». Уже вроде поняли — и начали снимать любое историческое напоминание о Конфедерации.
    Это вся теория «Мир меняется, есть время свободы и время рабства, время мира и время войны» 😦

  • Dmitry  On Июль 19, 2015 at 12:34 пп

    Правильно, Бенни: надеяться и… готовиться. И во время войны подготовленные имеют лучший шанс выжить, чем не таковые. И, честно сказать, я с определенной долей садизма жду-не-дождусь увидеть, как многие из моих ныне очень благополучных соседей будут сдыхать от голода и дизентерии, когда их прислуга перестанет доставлять жратву из закрывшихся ресторанов (о существовании супермаркетов некоторые из них не знают и сейчас), а воду нужно будет черпать ведрами их озера. И в основном это эти — с «Obama-Biden» нашлепками на бамперах. Дарвиновская система очистки общества — во всей красе!

  • Lilia  On Сентябрь 17, 2015 at 2:53 дп

    Yes, the old Inquisition is arriving. So far mental — making Americans to be afraid of loosing their jobs, money or even freedom and then — life. I think, that the very evil begins in universities and colleges by the professors and teachers. They are the ones, who undermine the country’s system, that is capitalism. They use the first amendment to Constitution in full measure. They corrupt the young minds of the learning generation, which trusts them, because listens from the highly respected teachers. This students become the hottest opponents to their parents and grandparents. You cannot talk them over. I think that a law must be worked out to forbid the teachers to get involved in political speeches with students. If the Congress adopts such a law, this bonfire can be extinguished. I think that many of us have to wright about this to the Congress. We have to stop to complain to each other. We have to be active not only between us. We must take the fight, we are Americans. Nobody will come to us and tell «let me give you this, and let me give you that.» it will not ever happen. We have to fight for what is right, for what is good for the future of our country.

    Lately, the right political group began oppose Trump, because every one of them runs for the president, and the Trump is on their way, he has the highest people’s support. I think we have to support Trump in any way we can. Also, we must send Trump letters with our support and wishes about what we expect him to change after he becomes President. Trump is not ideal candidate, but among all the running, his program is the most effective in helping our country. He wants America to become great again, we want the same. Now Trump is on his own. We have to help him in his fight. Let’s do it!

    Lilia Arbuzova

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: