«Справедливый налог»

Революционная идея

Нынешняя система налогообложения чрезмерно тормозит экономический рост и снижает финансовые стимулы трудиться, вкладывать деньги и рисковать.

(Президент США Джон Кеннеди, 20 ноября 1962 г.)

15 апреля – знаменательная и для многих горестная дата в американской жизни. Это последний день подачи налоговой декларации по федеральному подоходному налогу. И естественно, к этому числу обостряется интерес к налоговым проблемам и, в особенности, ко всевозможным предложениям о реформировании системы налогообложения. В силу этого я позволю себе заново предложить вниманию читателей мою давнюю статью об одном из самых интригующих вариантов подобной реформы.

Старая поговорка гласит, что в нашей жизни неизбежны лишь смерть и налоги. В Вашингтоне в категорию перманентных факторов можно смело занести также бесконечные и бесплодные разговоры о радикальной налоговой реформе, которые ведутся чуть ли не с первых дней существования подоходного налога.

На протяжении долгого времени бюджет американского государства наполнялся исключительно за счет акцизов. В этом, кстати, и заключалась главная экономическая причина войны Севера с Югом. В те годы две основные статьи американского экспорта представляли хлопок и табак, обеспечивавшие 85% налоговых поступлений в государственную казну. Понятно, что выход из состава США южных штатов, монопольных производителей этих товаров, грозил американскому государству финансовой катастрофой.

Правительство дважды вводило подоходный налог, но исключительно в качестве чрезвычайной меры:  в первый раз в 1812 году во время войны с Великобританией, во второй раз – во время войны Севера против Юга. Но после наступления мира налог приходилось скрепя сердце упразднять. Конгресс слишком хорошо знал настроения избирателей и понимал, чем может закончиться попытка навязать народу перманентный подоходный налог, к тому же запрещенный Конституцией.

Но мечта политиков навечно залезть в карман населения не умирала и, наконец, осуществилась в 1913 году. Демократы в течение десятилетий неустанно бичевали республиканцев как “прислужников капитала” (знакомо, не правда ли?), и те в конце концов дрогнули. Республиканская фракция в Конгрессе согласилась поддержать идею подоходного налога, но только в том случае, если она будет оформлена в виде поправки к Конституции.

Республиканцы были уверены, что подобная попытка изменить Конституцию заведомо обречена на провал, но просчитались. Поправка прошла на ура в обеих палатах Конгресса, а затем с рекордной быстротой была утверждена законодательными собраниями требуемых трех четвертей штатов. И вот 12 февраля 1913 года 16-я Поправка к Конституции США вступила в силу.

Поначалу она полностью оправдала заверения демагогов. Новый налог затрагивал интересы лишь ненавистных богачей, к числу которых принадлежало не более 0,5% американцев. Остальные не дотягивали до квалификационного норматива, ибо чтобы подпасть под действие закона о подоходном налоге в размере 1%, нужно было зарабатывать не менее 250 000 долларов в год на нынешние деньги. А для того, чтобы платить по максимальной ставке 7%, ежегодный доход должен был составлять не менее 6 миллионов долларов. Такую сумму громадное большинство американцев не то что заработать – просто вообразить себе не могло.

Особенно бурно ликовали южные демократы, чьими усилиями в основном и была продавлена конституционная поправка, – как они и предполагали, их нищих штатов налог практически не коснулся: вся его тяжесть легла на презренных республиканцев-янки. Южане и пробивали-то подоходный налог главным образом чтобы отомстить республиканскому Северу.

Но их торжество длилось недолго. Единожды утвердившись в качестве законного источника финансирования деятельности государства, подходный налог стал мужать и расти с невиданной быстротой, особенно в годы Первой и Второй мировой войн. И к середине XX столетия его высшая ставка достигла заоблачных высот, перевалив за отметку 90%.

К началу нынешнего столетия усилиями трех президентов – Кеннеди, Рейгана и Буша-младшего – ставки подоходного налога заметно снизились. Особенно привлекательно они выглядят сейчас в сравнении с социалистической Европой. И тем не менее, если учесть все штатные, местные и специализированные налоги, средний американец отдает органам власти разного уровня свыше половины своего заработка.

Но это еще не все. Если вы полагаете, что ваши затраты в связи с уплатой налогов ограничиваются суммой, проставленной в налоговой декларации, вы глубоко заблуждаетесь. На самом деле вы терпите куда более серьезные убытки. Например, само выполнение требований налогового законодательства оборачивается огромными дополнительными затратами.

Подсчитано, что в 2005 году на заполнение налоговой документации, т.е. на возню с бумажками, ушло в среднем 27 часов на человека. Это что касается тех, кто не гнушается брать на себя бремя налоговых забот. Но таких мало. В большинстве своем американцы либо не желают тратить время, доказывая, что им полагается возврат переплаченных налогов (“Черт с ними, пусть подавятся моими деньгами!”), либо перепоручают эту кропотливую и докучливую работу наемным специалистам, уплачивая им за услуги солидную мзду.

По расчетам, в 2002 году на формальности, сопряженные с выполнением требований налогового кодекса, было потрачено 5,8 миллиардов человеко-часов, что в денежном выражении составило 194 миллиарда долларов. Но на самом деле реальные затраты гораздо выше даже этой исполинской цифры.

К ней необходимо добавить проценты на налоги, которые на протяжении года из получки в получку государство регулярно удерживает из зарплаты трудящихся и великодушно оставляет себе. Но, наверное, речь идет о пустяковой сумме, из-за которой не стоит огород городить?  Как бы не так! Если бы налог можно было платить раз в год, а удерживаемые ныне суммы класть в банк, чистая прибыль для налогоплательщиков в виде процентов на эти вклады составила бы ни много ни мало — 24 миллиарда долларов.

А как насчет налогов, которые платят корпорации? Все-таки какое-то утешение, что толстосумов-капиталистов тоже не минует чаша сия. Увы, такое представление – чистая фикция. На самом деле компании не платят никаких налогов, предоставляя эту честь покупателям своей продукции, в продажной стоимости которой учтена налоговая составляющая. То есть корпорации лишь собирают налог с потребителей и от своего имени направляют эти денежные потоки в государственную казну.

Обманчиво и широко распространенное представление, будто работодатели платят за своих работников половину налога по социальному страхованию в размере 12,4% зарплаты и половину налога по системе Medicare, составляющего 2,9%. То есть,  с работодателя  вроде бы причитается половина суммарного налога — 7,65%.  Формально это так, а фактически все 100% приходится платить работнику, потому что хозяин учитывает свою долю при калькуляции расходов на оплату труда. Не будь этих налогов, работодатель мог бы спокойно повысить зарплату своим работникам на указанные 7,65%, не потратив при этом ни единого лишнего цента.

Не забудьте также, что для сбора налогов существуют специальные органы, в которых работают десятки тысяч людей, и отнюдь не на добровольных началах. А какие огромные средства уходят на всевозможные ревизии, аудиты и тяжбы! А сколько денег тратят налогоплательщики на семинары, лекции и книги о том, как воспользоваться всевозможными лазейками в законе, чтобы платить поменьше налогов!

Наконец, вероятно, самый главный, хотя и не видный на поверхности недостаток существующей системы налогообложения – тот факт, что как отдельные граждане, так и бизнесы в своих деловых и финансовых решениях непременно учитывают налоговый аспект и делают все возможное, чтобы снизить свою задолженность государству. В результате заметно тормозится экономическая деятельность.

Если суммировать все эти издержки, выходит, что только на выполнение требований налогового кодекса в Америке ежегодно тратится не менее 500 миллиардов долларов, изымаемых из хозяйственного оборота. Между тем каждый миллиард – это тысячи несозданных или уплывших за границу рабочих мест. А как измерить в денежном выражении головную боль, инфаркты и язвы в связи с налоговой нервотрепкой? Как обсчитать страдания налогоплательщиков, травимых налоговыми органами, о злодеяниях которых ходят жуткие легенды?

Но даже и это всё не исчерпывает вреда, причиняемого нынешней системой налогообложения. Существует еще одна невидимая, но громадная статья расходов — так называемые скрытые налоги. Всякий товар на длительном пути превращения из сырья в готовую продукцию проходит немало стадий переработки, и на каждом этапе задействованные в этом процессе работники должны платить подоходный налог со своих заработков. Все эти налоги суммарно учитываются при начислении продажной цены товара, повышая ее приблизительно на 22%.

Порочность существующей системы настолько очевидна, что никто не оспаривает необходимости ее изменить. Все согласны – нужно что-то делать. Но что?  Выдвигаются самые разные идеи. Но, пожалуй, самая интригующая и радикальная из них заключается в том, чтобы заменить все многочисленные разновидности налогов на доходы единым налогом на потребление.

Это предложение муссируется не один десяток лет, но наиболее активно ратуют за него два человека. Это конгрессмен-республиканец из Джорджии Джон Линдер, каждую сессию Конгресса вносящий на рассмотрение Палаты представителей законопроект о переходе на налог на потребление, и ведущий популярного радио ток-шоу Нил Борц. В прошлом году они даже выпустили имевшую большой резонанс книгу с описанием своей идеи.

Попробуем в общих чертах описать существо “справедливого налога”, как назвали его авторы. С самого начала следует указать, что налог на личное потребление – это совсем не одно и тоже, что налог на добавленную стоимость – НДС. Налог на добавленную стоимость взимается на всех стадиях производства товара, ступенчато повышая его стоимость, и невидим конечному покупателю. В то же время налог на личное потребление взимается один раз при покупке товара, и его стоимость проставлена в квитанции, выдаваемой покупателю.

В рамках плана Линдера-Борца одним махом отменяются все виды существующих налогов: подоходный налог, альтернативный минимальный налог, корпоративные налоги, налоги на доход от прироста капитала, налоги по социальному страхованию (Social Security), налоги по системе медицинской помощи престарелым (Medicare), налог на лиц свободных профессий, налоги на наследство и налоги на дарение.

Вместо них вводится единый налог на личное потребление в размере 23% стоимости всех товаров и услуг на розничном уровне. Каждый товар облагается налогом лишь один раз и при перепродаже налогообложению не подлежит.  Указанная ставка была рассчитана экономистами таким образом, чтобы с точностью возместить государству средства, которые приносили все виды налогов, подлежащие упразднению.

Но ведь самые бедные слои населения вообще не платят подоходный налог. Для них налоговая реформа обернется дополнительным 23%-м налогом на предметы первой необходимости, не так ли? Нет, утверждают авторы реформы, наоборот — налог на потребление представляет собой наиболее эффективное средство борьбы с бедностью. Тому есть две причины.

Во-первых, отмена налогов по социальному страхованию и медицинской помощи престарелым, которыми облагаются все без исключения категории работников, в том числе и самые низкооплачиваемые, означает для бедных немедленную прибавку в размере 25-30%.

Во-вторых, не забудьте скрытые налоги, которые прибавляют 22% к розничной цене товаров широкого потребления. Торговцам не удастся поживиться за счет отмены этих налогов. Они бы и рады положить разницу себе в карман, но конкуренция в условиях свободного рынка вынудит их практически полностью передать экономию покупателям.

Таким образом для самых бедных налог на потребление будет практически полностью скомпенсирован снижением стоимости предметов первой необходимости. Плюс к тому их доходы возрастут почти на треть благодаря отмене налогов, которые они сейчас вынуждены платить со своих скудных заработков. Но и это еще не все.

Отлично сознавая, что демагоги не упустят случая опорочить идею налога на потребление как попытку “ограбить бедных”, авторы “справедливого” налога предлагают ввести систему универсальных ежемесячных пособий, предназначенных полностью скомпенсировать всем американцам затраты на основные предметы потребления, т.е. фактически освободить их от необходимости платить налог с оборота при покупке предметов первой необходимости.

Размер таких пособий, которые можно несколько тяжеловесно назвать предкомпенсацией, будет рассчитываться по формуле, с помощью которой государство определяет черту бедности для разных домохозяйств. Естественно, цифры эти меняются каждый год, но в порядке иллюстрации подсчитаем, чему бы эти пособия равнялись в 2005 году.

Семья из четырех человек (родители и двое детей) получала бы в год 25 660 долларов – именно столько по расчетам государственных экономистов ей необходимо было бы потратить на удовлетворение своих основных потребностей. Налог с оборота на эту сумму составляет 5902 доллара. Государство вернуло бы эти затраты указанной семье в виде двенадцати выплат по 492 долларов в месяц. Если состав семьи больше, соответственно увеличилось бы и пособие. И наоборот: одинокая женщина с ребенком получала бы ежемесячно по 250 долларов, а наименьшая сумма пособия причиталась бы одиночке, не имеющему иждивенцев, – 183 доллара в месяц.

Следует подчеркнуть, что система предкомпенсации, предназначенная освободить население от уплаты налога на предметы первой необходимости, будет распространяться на всех без исключения американцев — от бедных до миллиардеров. По мысли авторов, принцип равноправия и справедливости исключает иной подход.

Но справится ли государство с такой исполинской задачей, как выплата пособий на потребление всем жителям страны? Авторы реформы не видят оснований для опасений. Что-что, а выписывать чеки американская бюрократическая машина умеет образцово. Каждый месяц исправно приходят переводы 48 миллионам получателей пенсий по социальному страхованию. Добавьте сюда зарплату и пенсии миллионам нынешних и бывших федеральных служащих, платежи подрядчикам, работающим по федеральным заказам, и все сомнения сразу рассеются.

Другое дело, что такая система сопряжена с огромными почтовыми издержками, но тут уж ничего не поделаешь. Впрочем, современные технологии позволяют заметно сократить и эти накладные расходы — достаточно будет ввести систему семейных счетов, на которые государство будет электронным способом ежемесячно переводить соответствующие суммы.

Каковы же будут вероятные экономические последствия введения налога на потребление вместо налогов на доходы? В 1997 году этим вопросом заинтересовался совместный комитет по налогам обеих палат Конгресса. Оказалось, однако, что в распоряжении экспертов не было ни единой компьютерной модели соответствующего типа, потому что все предыдущие исследования касались лишь всевозможных модификаций существующей системы налогообложения.

Пришлось начинать с нуля. Комитет сформировал девять бригад экономистов, и все до одной – от крайних либералов до крайних консерваторов – пришли к заключению, что замена действующих налогов налогом на потребление даст мощный толчок развитию экономики, недостижимый при существующей системе.

Причины очевидны. Во-первых, с упразднением всех видов налогов на доходы Америка, имеющая самую стабильную экономику, наиболее ликвидные и надежные рынки и наивысшую производительность труда в мире, станет мощным магнитом для капиталов американских корпораций, ныне укрытых от налогов в офшорных финансовых учреждениях  (а речь идет ни много ни мало об 11 триллионах долларов). За ними потянутся и иностранные вкладчики. Значительная часть этой колоссальной денежной массы будет вложена в акции и облигации, обращающиеся на американском рынке ценных бумаг, и поведет к биржевому буму, т.е. к резкому приросту национального богатства.

Помимо этого, в экономику дополнительно вольются  до 500 миллиардов долларов, которые американцам ныне приходится тратить на выполнение требований налогового кодекса. Приток огромных средств в американские финансовые центры по закону спроса и предложения вызовет снижение ставок ссудного процента (расчеты показывают, что кредит подешевеет весьма существенно – вплоть до 30%), что в свою очередь создаст мощный стимул для расширения деловой активности и, соответственно, увеличения занятости.

По расчетам экономистов, в течение первого года действия новой системы налогообложения ВВП США возрастет на 10,5%, а объем капиталовложений – на 70%. Результатом явится скачок производительности труда и соответствующее повышение уровня оплаты труда американских трудящихся. В то же время рост потребления в условиях бурно растущей экономики вызовет приток дополнительных поступлений в государственную казну и сокращение дефицита федерального бюджета.

Важным дополнительным психологическим фактором в пользу “справедливого налога” явится тот факт, что он позволит вытащить на свет божий теневую экономику, оборот которой оценивается в 1,5 триллиона долларов. В нынешних условиях весь этот невидимый рынок остается вне поля зрения налоговых органов, но реформа изменит положение. Подпольные бизнесмены, конечно, будут и впредь орудовать в обход закона, но впервые им придется волей-неволей поддерживать государство своими деньгами, уплачивая налог за каждую покупку – от золотых цепей и меховых манто до роскошных лимузинов.

Далее, упразднение скрытых налогов, встроенных в стоимость продукции американских компаний, и их затрат на выполнение требований налогового законодательства, существенно повысит конкурентоспособность их продукции на мировых рынках.  Уже в первый год после налоговой реформы объем экспорта по расчетам увеличится на 26%, а это в свою очередь поведет к появлению в Америке миллионов новых рабочих мест.

Расчеты показывают, что переход на “справедливый налог” даст американской экономике возможность в течение ближайших 15 лет удвоить объем производства (ВВП). А это в свою очередь вдвое увеличит поступления в государственную казну и позволит отвратить кризис систем социального страхования и медицинской помощи престарелым, которого в противном случае вряд ли удастся избежать без крутых мер.

Наконец, нельзя не упомянуть еще об одном важнейшем последствии подобной реформы. Резкий рывок американской экономики вынудит иностранные корпорации тянуться за лидером под страхом проигрыша в конкурентной борьбе и вытеснения с мирового рынка. Для того чтобы конкурировать с Америкой, другим странам, хотят они того или нет, придется последовать ее примеру и внедрять принципы экономической свободы. А экономическая свобода, как еще сорок лет назад указывал лауреат Нобелевской премии по экономике Милтон Фридман, неизбежно ведет к политической свободе.

Каковы шансы на то, что «справедливый налог» станет реальностью? Можно не сомневаться, что идея столь радикальной налоговой реформы натолкнется на яростное сопротивление. Она угрожает благополучию множества людей, которые стеной поднимутся на защиту своих интересов. Сотни тысяч налоговых бухгалтеров, юристов и лоббистов, пробивающих в законодательных органах налоговые поблажки для своих клиентов, окажутся перед перспективой утраты средств к существованию.

С ними объединятся сотрудники налоговых органов, которым придется менять профессию, и толпы благомыслов, ненавидящих капитализм и сопереживающих мукам “униженных и оскорбленных”. Повышение жизненного уровня бедных слоев угрожает лишить этих людей объектов сострадания и, стало быть, смысла жизни, источника самоудовлетворения и сознания своего морального превосходства.

Еще более грозную силу представляют политики, у которых реформа отберет главное средство покупки голосов избирателей и возможность выжимать политические пожертвования из потенциальных доноров посулами налоговых льгот и поблажек.

Так что на первый взгляд у столь кардинальной налоговой реформы нет шансов. Впрочем, как знать? История иногда преподносит такие сюрпризы, что только диву даешься. Кто мог предсказать в 1995 г., что не пройдет и года, как будет тихо и мирно, без единого эксцесса проведена реформа системы социальной защиты (“велфэр”) и в считанные месяцы число ее пользователей сократится чуть ли не вдвое? А ведь сколько было зловещих предостережений, что попытка замахнуться на “велфэр” поведет к революции, что Америка захлебнется в крови!

Так что нельзя категорически исключать возможность успешного исхода борьбы за переход на налог на потребление. Во всяком случае, определенное движение в этом направлении неоспоримо. Порукой тому – огромная популярность ставшей бестселлером книги Джона Линдера и Нила Борца. Для тех, кто заинтересуется, вот ее выходные данные:  “The Fair Tax Book”. Авторы – Neal Boortz and Congressman John Linder. Издательство Regan Books, 2005 год.

 

 

Реклама
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Комментарии

  • Igor  On Апрель 16, 2015 at 3:09 дп

    В очередной раз задаюсь вопросом, приложил ли г-н Вольский хоть какие то усилия, что бы разобраться в предмете о котором он пишет или он просто переводит чьи то идеологически близкие ему писания, безо всякого их критического переосмысления. К сожалению, очень похоже на второе.

    Самое простое. То что видно невооружённым взглядом. Элементарная арифметика, на которую у автора, вернее переводчика, судя по всему нет ни времени ни желания.

    23% это миф. Вернее не миф, а неприкрытая попытка обмана.

    На самом деле предлагаемый налог как минимум 30%.
    Почему как минимум? Потому что существуют дополнительные факторы, которые не просто проанализировать и, аргумента ради, я их упущу.
    Но 30% это как минимум точно.

    Объясняю.

    Согласно предложенной реформе, 23% sales tax не будет оперировать как привычный для нас sales tax, а именно — на ценнике стоит $100, $23 tax, $123 из кармана.
    23% подразумеваются от «tax inclusive» цены, которая и будет стоять на ценнике.
    То есть, $100 на ценнике уже включают в себя sales tax который составляет 23% от цифры на ценнике. В данном случае $23.
    Это значит, что мы платим $23 за товар который стоит $77.
    Таком образом мы фактически платим 30% (23/77) налог на покупку.

    Что помешало ВВ сделать этот простой расчёт пока не понятно.
    «Тax inclusive» provision чёрным по белому прописана в предлагаемой реформе.

    Все остальные цифры в статье также либо предположения, wishful thinking выдаваемые за факты, либо очевидные ошибки, либо плохая логика.

    Например.

    «Во-первых, отмена налогов по социальному страхованию и медицинской помощи престарелым, которыми облагаются все без исключения категории работников, в том числе и самые низкооплачиваемые, означает для бедных немедленную прибавку в размере 25-30%.»

    Каким образом, отменив 7.65% (FICA + MCARE), мы магическим образом получаем прибавку в размере 25-30%? Как минус 7.65% вдруг стал плюс 25-30%?

    А вот ещё один пример потрясающей логики.

    «Обманчиво и широко распространенное представление, будто работодатели платят за своих работников половину налога по социальному страхованию в размере 12,4% зарплаты и половину налога по системе Medicare, составляющего 2,9%. То есть, с работодателя вроде бы причитается половина суммарного налога — 7,65%. Формально это так, а фактически все 100% приходится платить работнику, потому что хозяин учитывает свою долю при калькуляции расходов на оплату труда. Не будь этих налогов, работодатель мог бы спокойно повысить зарплату своим работникам на указанные 7,65%, не потратив при этом ни единого лишнего цента.»

    А что, по вашему мнению, должно помешать работодателю вместо спокойного повышения зарплаты своим работникам, просто спокойно оставить указанные 7.65% себе в виде прибыли, не потратив при этом ни единого лишнего цента? Как работодатель, я могу вас заверить, что это первое, что пришло бы мне в голову. И именно так я бы и поступил.

    В общем, больно читать.
    А ещё больнее осознавать, сколько людей заглатывают подобную чушь с потрохами, не задумываясь ни на секунду над тем чем их кормят.

  • kuzma39  On Апрель 17, 2015 at 4:15 пп

    Хотел бы разделить с автором долю оптимизма по поводу слома громоздкой, малопонятной и несправедливой системы ограбления населения, но не вижу ни малейшего намека на такую возможность. Как справедливо указал автор, государство и разнообразные интересанты кровно заинтересованы в сохранении статус-кво и без боя не сдадутся. Деньгами, нагло вытащенными из наших карманов, государство давно уже привыкло распоряжаться не рачительно, по-хозяйски, а как попало, как будто они берутся из тумбочки, и как они туда попадают, никого не интересует.
    Есть еще, по меньшей мере, 2 статьи налогов, о которых автор не упоминает, поскольку они не входят в круг вопросов, рассматриваемых в статье. Первая — налог на недвижимость, т.е. на собственный дом. Вторая — школьный налог. Последний — особенно вызывает зубовный скрежет и бессильную ярость. В том школьном округе, к которому, к несчастью, относится место нашего проживания, школьная профсоюзная мафия довела его почти до $7000 годовых. Причем, нам известно, что собранные деньги расходуются не только на весьма солидные зарплаты и сказочные бенефиты работников школы и чиновников школьных департаментов, но и на вполне бессмысленные и ненужные закупки. Деньги-то чужие, не из своего кармана. К тому же, в школах система почти советская: нужно потратить собранные средства к концу финансового года. Вот и тратят как попало.
    Известно, что один из сенаторов штата уже много лет пытается протолкнуть проект о замене школьного налога небольшим повышением налога на продажу. Но до сих пор у него не получилось, и вряд ли получится. Слишком сильна школьная мафия.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: