Тридцать серебренников

«Как это было» в изложении Скотта Макклеллана

Откровения Лиона Панетты, бывшего директора ЦРУ и министра обороны в администрации Обамы, были встречены в левой части политического спектра взрывом необузданной ярости. Со всех сторон несутся возмущенные крики: “Негодяй!”, “Неблагодарная скотина!”, “Предатель!”, “Изменник!”. Как он посмел критиковать президента Обаму!

Члены негодующего хора в принципе не отрицают права бывших сановников режима высказывать свое мнение об администрации и ее главе, но не ранее того, как президент завершит свое правление. А Панетта посмел весьма нелециприятно описать личность и политику президента в середине второго срока его правления, да еще накануне важнейших выборов, исход которых, по мнению политтехнологов, будет во многом определен отношением избирателей к Обаме. Мерзавец Панетта! Убить его мало!

Однако еще совсем недавно, какие-то шесть лет назад, аналогичного рода мемуары бывшего пресс-секретаря Белого дома Скотта Макклеллана были восторженно встречены левыми кругами. Их автора прославляли на всех углах как истинного патриота и героя, который совершил настоящий подвиг, швырнув правду в лицо недостойному президенту, не дожидаясь, когда истечет срок его полномочий, и именно в этом и состояло истинное величие его мужественного поступка. Правда, тогда речь шла о другом президенте – Джордже Буше-младшем.

Учитывая поразительный контраст в отношении “прогрессивной общественности к двум разоблачителям, я позволю себе предложить вниманию читателей мою статью о поучительной истории книги Скотта Макклеллана. Льщю себя надеждой, что в свете нынешних событий статья, написанная по горячим следам описанных в ней событий, не лишена интереса.

***

Знаменитый американский художник Энди Уорхол обязан своей известностью не столько творческим достижениям, сколько чрезвычайно проницательному замечанию, что в сегодняшней Америке каждый имеет право на свои пятнадцать минут славы. Очередным калифом на час недавно стал бывший пресс-секретарь Белого Дома Скотт Макклеллан.

Его мемуары под названием “Как это было: взгляд изнутри на бушевский Белый Дом и вашингтонскую культуру обмана” были с восторгом раскручены либеральной прессой, подавшей их как небывалые разоблачения “позорной и во многом преступной деятельности” администрации Джорджа Буша. Благодаря столь завлекательной рекламе книга сразу же выскочила на первое место в списке бестселлеров, регулярно публикуемом газетой The New York Times.

Однако читателям, польстившимся на обещания смачных разоблачений и щекочущих нервы сенсаций, было суждено испытать разочарование, ибо в сочинении Макклеллана нет ни того, ни другого. Оно оказалось всего-навсего добросовестным и довольно скучным изложением давно набивших оскомину дежурных положений левой пропаганды. Единственной приманкой книги было имя и положение ее автора.

Скотт Макклеллан прослужил пресс-секретарем Белого Дома с 2003 по апрель 2006 года, когда новый глава аппарата президента Джош Болтен указал ему на дверь. Макклеллан утверждает, что он и без того по собственному почину собирался уходить, но его жена Джилл была так расстроена увольнением мужа, что Болтен и сам президент вынуждены были утешать ее по телефону.

На своем высоком посту Макклеллан не снискал особых лавров. Бесцветный, с тусклым голосом и лишенной живых интонаций речью, он на всех навевал скуку и не пользовался ни малейшим авторитетом у буйной репортерской братии. Можно не сомневаться, что его обиду на внезапное увольнение усугубило нескрываемое облегчение, с которым журналистский корпус Белого Дома встретил заменившего его Тони Сноу, в отличие от Макклеллана в избытке наделенного живостью и обаянием.

Видавшие виды журналисты не уставали дивиться, как можно было так долго держать такую заведомую посредственность на столь ответственном посту. Тот факт, что Скотт Макклеллан продержался в Белом Доме целых три года, свидетельствовал не столько о профпригодности этого человека, который работал у Джорджа Буша еще в бытность его губернатором Техаса, сколько о легендарном пренебрежении президента к пиару и его не менее легендарной лояльности по отношению к людям из своего давнего окружения.

Книга “Как это было” оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, автор сетует на то, что Джордж Буш пренебрегал своими прямыми обязанностями и вместо того, чтобы править, вел непрерывную избирательную кампанию (в чем с куда большим основанием обвиняли его предшественника Билла Клинтона). Если верить Макклеллану, Джордж Буш по уши погряз в политиканстве, характеризовавшимся бесперестанным манипулированием оттенками правды, полуправдой, откровенной ложью и пропагандой.

С другой стороны, Макклеллан тут же пишет, что все эти неблаговидные маневры “были едва заметны и носили в общем и целом невинный характер…”. Более того, “в основном все это делается несознательно или бессознательно, без какого-либо злого умысла, с единственной целью торжествовать победу во все более разрушительной игре во власть и влияние”. К тому же, справедливо замечает автор, невозможно провести четкую грань между политической активностью и практической деятельностью по управлению страной.

“Следует ли считать преступными попытки манипулировать источниками общественного одобрения в качестве опоры власти, как того требует перманентная предвыборная кампания?” – спрашивает Макклеллан. И сам себе отвечает: “Думаю, что нет. Иное отношение к делу чревато опасностью. Наши политические лидеры обязаны учитывать общественное мнение: чтобы эффективно править, им необходима поддержка общества. В этом смысле политическая и государственная деятельность идут рука об руку, и притворяться, будто это не так, просто глупо”.

Другое дело – заведомый обман и мошенничество, продолжает Скотт Макклеллан. Он утверждает, что Джордж Буш и его советники чрезмерно увлеклись пропагандой и перешли границы дозволенного в попытках завоевать и сохранить общественную поддержку. Однако при этом он выражает убеждение в том, что президент, например, искренне верил в иракскую угрозу и был “полон решимости действовать, прежде чем потенциальная угроза станет реальностью”.

Бывший пресс-секретарь Белого Дома утверждает, что Джордж Буш “совершенно открытый и искренний человек, в его убеждениях нет ничего надуманного”. “Я по-прежнему люблю Джорджа Буша и восхищаюсь им. С моей точки зрения, он по сути своей абсолютно порядочный человек, и я убежден, что ни он, ни его администрация не имели намерения сознательно вводить в заблуждение американский народ”.

Но как же тогда главное обвинение в адрес президента – будто он обманом вовлек Америку в войну? Макклеллан довольно неуклюже объясняет это тем, что президент, мол, “сам себя обманывал”. Откуда ему это известно? Ведь пресс-секретарь Белого Дома не присутствовал ни на одном закрытом совещании руководителей администрации, где обсуждались планы войны. Не беда – он ссылается на свою интуицию, хотя и не подкрепленную в его книге ни единым фактом.

В многочисленных телеинтервью Макклеллан объяснял, что все эти годы в нем подспудно зрело негодование по поводу того, что администрация обманывает народ, и это недоброе чувство, наконец, нашло выход к тому моменту, когда он сел писать мемуары. Однако бывшие коллеги Скотта Макклеллана все как один вспоминают, что за три года на посту главного пиарщика Белого Дома он ни разу не выразил даже тени сомнения в добросовестности политики администрации и всегда производил впечатление абсолютно лояльного и всем довольного сотрудника.

Особенно пикантно в ретроспективе звучат его гневные слова в адрес бывшего сотрудника Совета национальной безопасности Ричарда Кларка, когда тот выпустил книгу с резкими нападками на Джорджа Буша и его предшественника (пресса сделала вид, что не заметила критику по адресу Билла Клинтона, полностью сосредоточившись на прегрешениях его преемника). Коль скоро Кларк был несогласен с политикой президента, он обязан был, как порядочный человек, открыто выразить свое недовольство или уйти в отставку, сказал тогда Макклеллан.

В силу этого бывшие сослуживцы отказываются верить в его искренность. Первый пресс-секретарь президента Ари Флайшер, у которого Макклеллан работал заместителем, прежде чем заменить его, прямо спросил своего преемника, сам ли он писал свою книгу. Макклеллан на секунду замялся, но затем сказал, что сам, хотя и “с помощью” редактора.

Под градом вопросов Билла О’Райли на канале FoxNews (единственного тележурналиста, подвергшего Макклеллана нелицеприятному допросу) тот упорно стоял на своем: дескать, подозрения по поводу нечестности и недобросовестности администрации Буша возникли у него уже давно, но они смутно бродили в его душе, лишь постепенно обретая конкретные очертания, и только в самый последний момент у него с глаз спала чешуя, и он с гневом и изумлением узрел ужасную истину. И, “как честный и прямой человек”, должен был поделиться ею с миром.

Но каким образом пресс-секретарю удалось так удачно скрывать свои подозрения от всех окружающих?  Позволительно спросить словами самого Скотта Макклеллана: как это было на самом деле? За ответом на этот вопрос далеко ходить не пришлось. Он содержится в документе, который попал в руки известного журналиста Рональда Кесслера: это заявка на книгу, которую Макклеллан представил в январе прошлого года в издательство, в конечном счете напечатавшее его мемуары.

Человек, возымевший желание написать книгу, не будучи профессиональным писателем, начинает с того, что подыскивает себе агента. Если он не суперзвезда (скажем, экс-президент или директор ЦРУ), с которым контракт заключается за глаза, будущий автор должен составить заявку и желательно приложить одну-две главы, чтобы потенциальный издатель мог судить о завлекательности материала и о степени литературного дарования его творца. С этим агент и начинает ходить по издательствам, предлагая им будущую книгу.

Макклеллану не удалось привлечь под свои знамена никого из влиятельных агентов, а второразрядный агент, согласившийся его представлять, не смог заинтересовать крупные издательства. Клюнула лишь небольшая издательская фирма Public Affairs, которую 10 лет назад основал и по сей день возглавляет бывший корреспондент “Вашингтон пост” Питер Оснос, известный своими крайне левыми взглядами. Парадоксально, но факт.

Проявленный Осносом интерес был тем более удивителен, что в своей заявке бывший начальник пресс-службы Белого Дома писал, что намерен выступить в защиту президента Буша и разоблачить клеветнические измышления о нем, распространяемые левыми активистами и их пособниками в СМИ. “Обитатели крайне левой части политического спектра, — писал в своей заявке Макклеллан, —  демонизируют президента и видят в нем некомпетентного, косного политикана, который не гнушается откровенной ложью ради достижения своих собственных целей”.

В своих мемуарах Макклеллан сетует на то, что пресса недостаточно критично относилась к Джорджу Бушу. В заявке же говорилось прямо противоположное: “Национальные СМИ пользуются недоверием общественности. Тому есть целый ряд причин, и я собираюсь детально раскрыть их в разделе, в котором я напишу, что должна сделать пресса, чтобы повысить свою репутацию”.

“Речь идет не только о высокомерии и цинизме журналистов, об их полной безответственности и хищнических повадках по отношению к своим жертвам, — пишет далее Скотт Макклеллан. – Пресс-истэблишмент презирает простой народ, не желает тратить время на проблемы, наиболее волнующие широкого читателя, и зачастую жертвует существом дела ради сенсационности. Журналисты отражают мнения либеральной элиты Нью-Йорка и Вашингтона, которая принадлежит к тем же социальным кругам, что и они, и это отчетливо прослеживается в их материалах. При всем при том они упорно отказываются признать этот очевидный факт”.

Каким же образом подобная заявка была принята левым журналистом, который к тому же известен своими связями с радикальным миллиардером Джорджем Соросом, как известно, открыто провозгласившим целью своей жизни политическое уничтожение Джорджа Буша? На этот вопрос ответил сам Питер Оснос корреспонденту “Вашингтон пост”, статью которого тоже цитирует Рональд Кесслер.

Глава издательства сказал, что прежде чем сделать деловое предложение Скотту Макклеллану, он должен был узнать, о чем пойдет речь в его книге – вернее, о чем в ней речи не должно быть. “Мы — журналисты и независимые издатели, — сказал Оснос, издавший пять книг Джорджа Сороса. – Нас не интересовала книга, предназначенная лишь защитить репутацию Джорджа Буша. Она должна была выдержать испытание на независимость, честность и откровенность”.

Обратите внимание: с точки зрения руководителя издательства Public Affairs честность и независимость суждений несовместимы с позицией, благоприятной для Джорджа Буша; в глазах Осноса любой, кто защищает президента, по определению бесчестный лакей. А коль так, становится ясно, что при обсуждении своей заявки с издателем Макклеллан полностью пересмотрел свою первоначальную позицию. В противном случае его книга никогда не была бы принята к печати.

Впрочем, Питер Оснос этого и не скрывал. В беседе с корреспондентом телевизионного канала C-SPAN на книжной ярмарке глава Public Affairs сказал, что мемуары бывшего пресс-секретаря явились “продуктом совместного творчества автора и редактора”, а его помощница Лиза Кауфман, непосредственно работавшая с Макклелланом, с хищной улыбкой пояснила, что его книга “претерпела известную эволюцию в ходе редакционного процесса”.

Ничего путного эта эволюция не принесла. Отраслевой орган издательской индустрии Publishers Weekly, который обычно в силу своего положения расхваливает новые книги, в рецензии на мумуары Макклеллана язвит по поводу “диких, бессмысленных теорий”, выдвигаемых автором, и резко критикует “многочисленные детальные описания встреч заговорщиков, которые на поверку оказываются журналистской беллетристикой, пустыми домыслами, высосанными из пальца в надежде, что читатель не заметит их абсолютной беспочвенности”.

Однако врагов президента совершенно не волновал тот факт, что у новоявленнего критика администрации концы не сходятся с концами – им было важно залучить к себе сколько-нибудь видного перебежчика из стана врага. По той же самой причине Playboy осаждает всех знаменитостей прекрасного пола предложениями за большие деньги сняться для журнала нагишом, прекрасно зная, что аудиторию привлекут не столько их прелести, сколько громкие имена.

Осносу и Кауфман даже не понадобилось полностью переписывать книгу, вымарывая все, что не соответствовало их целям. Великолепно зная, что пресса пропустит мимо ушей комплименты президенту Бушу и сосредоточится всецело на критике в его адрес, им было достаточно лишь изменить общий тон мемуаров и подсыпать в них пригоршню избитых нападок на Джорджа Буша из стандартного репертуара его врагов.

Наоборот, так даже лучше – пусть автор отпустит Бушу комплимент-другой, это лишь покажет, какой он честный человек и как трудно ему было под прессом реальности выжимать из себя по капле лояльность по отношению к республиканскому президенту. Дескать, “Платон мне друг, но истина дороже”. И пусть себе сторонники администрации возмущаются вопиющими противоречиями, кто их станет слушать?! Собака лает – ветер носит!

В телевизионных интервью по случаю выхода в свет его мемуаров Скотт Макклеллан вилял, путался и противоречил сам себе, но ведущие, в восторге от возможности лишний раз лягнуть ненавистного Буша, делали вид, что ничего не замечают. Между тем замечать было что.

Так, Макклеллан сообщил, что он “с самого начала” намеревался вскрыть пружины “насквозь порочной политики” администрации. И тут же, без паузы, добавил: “Не могу сказать, что, начиная работать над книгой, я представлял себе, в какой тональности она прозвучит в окончательном варианте. Но в конце концов я все же решил, что книга должна быть как можно более честной и откровенной”.  Иными словами, приступая к работе над своими мемуарами, автор не знал, будет ли он творить оду или филиппику, намерен ли он окунать свое перо в елей или в желчь. И лишь в последний момент решил швырнуть горькую правду в лицо президенту и его администрации. “Самое начало” пришлось на самый конец.

Откуда этот мильон терзаний? Ведь, опять-таки его словами в том же интервью, к концу своего трехлетнего срока службы в Белом Доме, т.е. задолго до начала работы над книгой, Скотт Макклеллан уже испытывал “растущее разочарование и смятение” по поводу политики президента.

Если разобраться в этой мешанине, выходит, что автор – белый и пушистый идеалист – покинул Белый Дом врагом Джорджа Буша, но тем не менее год спустя собрался писать о нем хвалебную книгу. Однако после беседы с издателем внезапно прозрел, преисполнился благородным негодованием и обрушил всю мощь своего праведного гнева на обманувшего его доверие президента. Видно, издатель привел уж очень веские аргументы, если ему удалось заставить Макклеллана в одночасье сделать разворот на 180 градусов.

Что это были за аргументы и в каком количестве Питер Оснос представил их Макклеллану, не составляет тайны. Бывшему пресс-секретарю Белого Дома заплачен аванс в размере 75 000 долларов и обещано по 4 доллара с каждой проданной книги. Издательство заложило тираж в размере 130 000 экземпляров, из чего следует, что, если он весь разойдется, Макклеллан заработает 520 000 долларов. А на горизонте маячит сладостный абрис дополнительных доходов от продажи прав на издание книги в бумажном переплете и от ее сбыта за границей.

Таковы плоды инфляции: за истекшие две тысячи лет жалкие 30 сребреников разрослись до сотен тысяч долларов, предательство заметно поднялось в цене. Как известно, Иуда Искариот, предавший Христа, не выдержал мук совести и покончил с собой. Но если бы он представлял себе, какие астрономические барыши сулят ему потиражные от продажи Евангелия, вполне возможно, что Иуда не стал бы вешаться, а вместо этого встал бы в позу героя и кричал на всех углах, что глубоко разочаровался в учении Христа и счел своим долгом разоблачить его, будучи “честным и прямым человеком”. Как Скотт Макклеллан.

Реклама
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Комментарии

  • Benny from Toronto  On Октябрь 17, 2014 at 8:13 пп

    На первый взгляд, эта статья о том, что прогрессисты категорически против «неблагодарности и предательства» — но только если это вредит их цели.
    То есть, прогрессисты лицемерны и для них любые средства хороши для достижения власти (а именно власть и есть их цель).
    Но, если отложить в сторону «разборки» между прогрессистами и консерваторами, то эта статья может помочь нам понять одну очень важнейшую закономерность в человеческой природе, которая чётко и ясно объясняет побудительные причины прогрессистов и консерваторов и также связь между нашими действиями и будущем всей нашей цивилизации.
    Ниже я попробую объяснить это.

    Вот, например, люди иногда говорят слово «Погода» (weather), которое для них что то значит (совокупность давления атмосферы, силы ветра, облачность, осадки и т.д) — но в мире НЕТ никакой погоды, это абстрактное понятие, которое люди придумали с определённой целью, и ничего больше.
    Это абстрактное, выдуманное людьми слово — всего лишь прямой результат законов природы и реальности в нашем мире (дождь, жара и т.д), но люди его придумали чтобы было возможно коротко объяснить «совокупность внешних атмосферных явлений».
    Людям важна именно эта цель («коротко объяснить»), а само понятие «погода» — это всего лишь средство для достижения этой цели, и ничего больше.

    Точно так же и «Справедливость»: это абстрактное понятие, которое люди придумали с определённой целью — но в мире НЕТ никакой «справедливости» (это хорошо понятно на примере хищьников и их жертв).
    В мире людей есть «реальность»: внешние условия, характеристики конкретного идивидума, его потребности, инстинкты и желания — и основываясь на этой реальности люди и принимают решения как поступать.
    Все наши «мировозрения» / «идиологии» / «морали» / «справедливости» — это абстрактные понятия, которые основываются на реальности этого мира и которые люди придумали с определённой целью.
    С точки зрения «справедливости», реальность этого мира такова, что у людей есть необходимость создавать общество (то есть постоянно контактировать с другими людьми), и также у людей есть некий врождённый «инстинкт справедливости» (в первую очередь — справедливости к себе, вспомните маленьких детей с их «it is not fair !»).

    Теперь внимание: начиная с Эмануила Канта (~1750 год) — науке понятно, что «справедливость» это средство для достижения оптимального общества, в котором контакты между людьми служат общей долгосрочной пользе (или как минимум — не сильно ей вредят).
    Это очень важное средство, но это всего лишь средство для какой-то цели: эта цель важна «сама по себе», а это средство — нет.

    Надеюсь, что теперь вам понятна позиция «прогрессистов», что все средства хороши для достижения цели ?

  • Benny from Toronto  On Октябрь 17, 2014 at 8:18 пп

    Но есть одна «маленькая» проблема — это не работает: многие нацисты были убеждёнными сторонниками Канта и их целью было создать «оптимальное общество» для арийцев, а средствами — стерилизовать не полноценных немцев, убить евреев, сделать русских крепостными а англо-саксов вассалами.
    Многим из них это было не приятно, но у них была важная цель (например, нам колоноскопия тоже не приятна).
    (офф топик: чтобы решить эту проблемму, современные прогрессисты пробуют создать «оптимальное общество» в рамках всего мира, но у них ничего хорошего получиться в принципе не может: им необходимо 1: игнорировать человеческую природу и 2: всемирная тирания).

    Лет 120 поже, Фридрих Ницше развил эти идеи и показал, что дальнейшее развитие этого «научного подхода» неизбежно приведёт к нигилизму (отрицании осмысленности человеческого существования) на личном уровне и к обществу основанном на воле к власти и на страхе, то есть к тирании и рабству.
    Также, по его мнению, несколько поколений рабства поменяют это научное мировозрение на религиозное мировозрение (вера в справедливость) и человечество будет вечно кружиться по кругу: рабство -> вера -> отвага -> свобода -> изобилие -> аппатия -> страх -> рабство -> …

    Эти же самые доводы полностью верны не только для «справедливости», но и для других абстрактных понятий — «мораль», «свобода»и «ответственность»: с точки зрения науки они только средства для какой-то цели (оптимальное общество, счастливый человек).
    Все эти понятия могут быть целью (а не средством) поведения человека только в двух случаях:
    1) он руководствуется своим инстинктом (врождённое «чувство справедливости» и «порядочности») а не разумом или
    2) он религиозный.

    Так что в основе «консервативного» мировозрения (которое ценит мораль, свободу и ответственность как абсолютную цель) — лежит или инстинкт (а мы разумом понимаем, что это нехорошо) или религиозное мировозрение (осознанное или нет), а в основе «прогрессивного» мировозрения — наш разум, то есть научное мировозрение.

    Те из консерваторов, которые полагаются только на свой разум и просто «хотят быть порядочными» людьми и не осознают что ими руководит инстинкт или религиозное мировозрение — впоследствии очень часто таки да осознают это и становятся прогрессистами.

  • Benny from Toronto  On Октябрь 17, 2014 at 8:22 пп

    Есть ли вообще выход из этой ситуации и где он ?
    Выход может быть или в дальнейшем развитии нашего разума (но пока тут нет ничего нового) или в развитии нашего понимания религии, а для этого надо понять несколько вещей:

    1) для людей, вопрос о существовании бога это не цель, а всего лишь средство чтобы ответить на эти вопросы:
    — справедливость: это только средство для какой то цели или это сама по себе цель ?
    — есть ли свобода воли у человека или это только иллюзия ?
    — есть ли смысл в человеческой жизни, кроме как получить побольше удовольствий и поменьше страданий ?

    2) нельзя отказываться от нашего разума (то есть от научного подхода) — иначе будет слепой фанатизм

    3) если бог есть, то его нельзя обнаружить и иследовать с помощью научного подхода (об этом говорит сама наука: мы абсолютно никак ни можем узнать что было «до» большого взрыва или что есть «вне» его, то есть снаружи нашей вселенной)

    4) но если он есть, и ему есть дело до нас, то мы сможем субъективно ощутить его присутствие с помощью нашего разума:
    у действий людей часто есть не-случайный результат, но и многие другие события, вполне в рамках законов природы — часто тоже кажуться не-случайными а что у них есть какой то смысл для нас.
    Если нашим миром «руководят» только законны природы и слепой случай — то нам бы это не казалось так часто.

    5) можно поставить «критический эксперимент»: попробовать частично соблюдать заповеди и ритуалы, серьёзно и не ожидая ничего взамен — и продолжать наблюдать за тем что происходит: будет больше не-случайностей и смысла в нашей жизни или столько же ?

    6) если не-случайностей и смысла стало больше — то мы на правильном пути и надо продолжать «эксперимент»: соблюдать больше заповедей и серьёзнее.

    7) возможно, что в результате этого «эксперимента» через какое то время мы будем СУБЪЕКТИВНО ЗНАТЬ, есть ли бог или нет — точно также как мы будем субъективно знать, через много лет совместной жизни, что мы правильно выбрали себе жену / мужа.

    8) со временем, знание переходит в веру — точно также как если положить мягкий матрас за спиной и падать назад: мы знаем что он там есть, но мы будем ВЕРИТЬ что он там есть только когда мы перестаним бояться падать назад.

    9) эта основанная на знание вера — это только начало.
    Чтобы её не потерять — надо продолжать соблюдать заповеди.

    10) эта вера всего лишь средство а не цель. Чтобы достигнуть цели надо учиться и работать над своим характером.

    — the end —

  • Арье  On Октябрь 19, 2014 at 6:53 дп

    Benny, отлично!

  • Igor  On Октябрь 23, 2014 at 2:49 дп

    «Если нашим миром «руководят» только законны природы и слепой случай — то нам бы это не казалось так часто.»

    Как резонно заметили в своё время Вицин, Никулин и Маоргунов в «Операции Ы» — не нам, а вам!

    Тот факт, что вы лично имеете абсурдную, предлосположенность к выискиванию «meaningful» причинно-следственных связей там где их нет, совершенно не означает что этой предрасположенностью «заражены» все.
    На самом деле наличие подобной психической особенности обратно пропорционально тому, насколько полно индивидуум понимает когнитивные процессы происходящие в человеском мозгу, или, по-просту, насколько далеко в этом понимании индивидуум ушёл от наших далёких предков, бродивших по саваннам. Для тех случайностей вообще не существовало. По простоте душевной, мягко говоря, они во всём видели «руку провидения».

    Так что это ваше — Если нашим миром «руководят» только законны природы и слепой случай… — это не неопровержимый логический вывод, а неопровержимое свидетельство того, что вы в понимании определённых процессов не очень далеко ушли от своих предков.

    Что касается «критического эксперимента» то таковых хоть пруд пруди. Сотни миллионов людей во всём мире объеденены в группы строго и безукоснительно соблюдающие религиозные предписания.
    Никаких данных о том, что в результате подобных «соблюдений» в этих группах наблюдается «меньше случайностей и больше смысла» (whatever that means) не имеется.

    Как пример, после окончания полностью профинансированного by Templeton Foundation полномоштабного эксперимента на предмет изучения действенности молитв стало болезненно очевидно, что молитвы по действенности вполне сравнимы с припарками для мёртвого.

    Так что, Benny, вы конечно можете продолжать впечатлять свою аудиторию псевдофилософским словоблудием, но факты, как говориться, вещь упрямая. Lucky you, вашей аудитории на факты глубоко начхать.

  • Арье  On Октябрь 23, 2014 at 3:41 дп

    Честно говоря, до сих пор вас не читал, полагаясь на мнение аудитории. Но тут тема задела и пришлось…Так вы, оказывается, вообще не понимаете написанного. Теперь, как в стихе Высоцкого — «теперь, братцы…». Появление вашего имени будет уже точно означать бред, недостойный взгляда.

  • Benny from Toronto  On Октябрь 23, 2014 at 5:35 пп

    Я не знаю, стоит ли отвечать на демагогические аргументы: нет никакой причины спорить, но с другой стороны — они способны обмануть других.
    Поэтому я решил ответить только 1 раз:

    1) Это 100% нормально, что одним «кажется», а другим нет: свобода выбора в том и заключается, что вполне можно и не захотеть искать «смысл в случайностях». (но таким людям не место в контр-разведке, там уже 2 случайности — это закономерность 🙂 ).
    Также, искать этот смысл возможно именно в своей а не в чужой жизни, и это именно смысл, то есть то, что помогает достичь конечную цель жизни (например, немного улучшить наш мир), а не закономерность в процессе жизни, типа «помолился об здоровье / деньгах — выздоровел / разбогател».
    Если бы такая закономерность существовала, то у жизни бы не было никакого смысла, и не имело бы никакого значения, что думает о себе человек, какие цели он ставит перед собой и какие делает выборы. По этой «прогрессивной» логике — у человека есть исторически необходимое, закономерно развивающееся независимо от его воли бытие, осознав необходимость, законосообразность которого, он становится сознательным агентом этой необходимости. Люди всегда есть ее агенты, но, став ее сознательными агентами, они уходит от ложного (субъективного сознания) к истинному (объективному) и могут объединиться в партию, действия которой получают оправдание от имени законов истории, какими бы бесчеловечными они ни выглядели в свете ложных (буржуазных, религиозных и пр.) идеалов свободы, экономического благоденствия, моральных ценностей, и пр.

  • Benny from Toronto  On Октябрь 23, 2014 at 5:36 пп

    2) Поэтому, не религиозные монотеисты а именно современные прогрессисты не далеко ушли от «наших далёких предков, бродивших по саваннам»: и те и другие не видят особого смысла в жизни человека (ну разве только власть, богатство и другие удовольствия) и уверены, что судьба человека зависит не от него самого а от каких-то внешних сил, на которые сам человек практически не может влиять.
    Конечно, наше представление об этих силах изменилось: в древности это были эпидемии, землетресения, наводнения, засухи и т.д. Сегодня это скорее глобализация производства, экономическое неравенство; террор; дискриминация, рассизм и нарушение прав человека; глобальное потепление и т.д. Но структурно, они те же, что и в древности: они представляют вселенную как набор сил безразличных к индивиду, и обрекает нас на зависимость от вещей, над которыми мы практически не властны.
    В древности идолопоклонники пробовали косвенно повлиять на эти силы с помощью жертвоприношений для «богов», а современные прогрессисты — с помощью науки и технологиии или путем политической революции. В обоих случаях у них одна и та же, в принципе хорошая цель (изменить мир с целью создать счастливую жизнь) и одна и та же проблема: нет перед кем нести ответственность — ни перед богом ни перед людьми. В древности были «боги» для убийц, грабителей, насильников и садистов, а сейчас человек это просто часть природы — но природа в принципе безлична, безразлична к нашим целям и слепа к нашим надеждам, как и древние «боги».
    В результате — секулярный активизм не несет ответственности даже перед собственными лозунгами, что и наблюдалось в современной истории, начиная от Фр. революции и кончая Обамой.
    Например, Ленин честно говорил об этом: «нравственность это то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариата, созидающего новое общество коммунистов». Перевод для «чайников»: голодомор, Павлик Морозов, гулаг и репресии 37-го года — это нравственно.

  • Igor  On Октябрь 23, 2014 at 8:21 пп

    Benny, вы запросто можете не отвечать. поскольку я с вами не спорю и не спорить не собираюсь. Это безполезная трата времени, которое я ценю.
    Но поскольку нас читают многие, из которых большая часть в дисскусиях участия не принимает, то мои ответы не для вас, а для них.
    Не хотелось бы, что бы ваши и подобные вашим pseudo sophisticated писания кого-то запутали и направили в сторону абсурдного, идеологически подванивающего болота в котором легко увязнуть.
    Именно поэтому я и нахожу для себя необходимым время от времени обратить внимание интересующихся на очевидную абсурдность ваших выссказываний.

    В основном, ваши писания это беспорядочная свалка трудноулавливаемых персональных идей, которые вы пытаетесь представить в виде объективных фактов, хотя на самом деле они ничего, кроме как вашего непонимамия того, как работает мир в целом и social contract между человеком и обществом в чстности, не демонстрируют. Разбираться с этим incoherent нагромождениеам понятий и мыслей вслух не представляется возможным.

    К счастью, иногда вы формулируете свои мысли в виде коротких bullet points.
    Такой формат делает возможным критический разбор ваших заявлений, чем я, время от времени, с удовольствием и занимаюсь.
    То, что вы меня после такого разбора обвиняете в демагогии меня не удивляет. Другого я от вас и не ожидаю. Что вам ещё остаёться?
    Продемонстрировать демагогию вы не в состоянии, поскольку её нет. Вот вы и опускаетесь до единсвенно возможного — обозвать оппонента демагогом и разрешиться очередной порцией неразборчивого абсурда.

    Anyway, до новых встреч.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: