Залп «Авроры» по-африкански

Музей работорговли в Сенегале

На днях наша Первая семья совершила поездку по трем странам Африки. Будучи в Сенегале, президент Обама, конечно же, не упустил случая побывать в знаменитом музее работорговли в старинном форте на острове Горе близ Дакара. Этот музей – место паломничества десятков тысяч туристов, непременный объект для посещения афроамериканской знатью и политическими деятелями со всего света, желающими почтить память жертв работорговли. В их числе были Нельсон Мандела, папа римский Иоанн-Павел II, президенты США Билл Клинтон и Джордж Буш-младший, а сейчас, как видим, и Барак Обама. Знатный гость осмотрел музей и благоговейно постоял в проеме в стене, носящем возвышенное название: «Дверь в мир, откуда нет возврата» (Door of No Return).

По преданию, в форт на о-ве Горе свозили рабов, предназначавшихся для отправки в Новый Свет. Рабы выходили на берег через «Дверь в мир, откуда нет возврата» и, гремя кандалами, вступали на дощатые сходни, перекинутые с берега на корабль работорговцев. Бывали случаи, когда рабы пытались бежать и спрыгивали в море со сходен, но никому не удавалось спастись – их тотчас живьем пожирали акулы, кружившие вокруг острова в ожидании лакомой добычи. Те же, кто покорялся своей судьбе, поднимались на борт, бросали последний взгляд на родные берега – прощай, Африка! – и спускались в трюмы. Над головой у них с грохотом задраивались люки, и в следующий раз они выходили на свет Божий уже по ту сторону Атлантики – те немногие, кто не погиб в пути от побоев, голода, жажды и болезней.

Проблема лишь в том, что эта душещипательная картина, по всей вероятности, полная выдумка. Историки в один голос утверждают, что форт на о-ве Горе играл незначительную роль в работорговле, привозимых сюда рабов скорее всего использовали для своих надобностей местные жители, а «Дверь в мир, откуда нет возврата», как полагают, предназначалась для куда более прозаической цели – через нее на берег сваливали мусор. Одного взгляда на побережье достаточно, чтобы убедиться в том, что в этом месте корабли работорговцев никак не могли подходить близко к берегу для загрузки невольниками ввиду каменистого мелководья. Историки склоняются к мысли о том, что основные центры работорговли в Западной Африке находились в других местах, в частности, на побережье нынешней Ганы. Тем не менее Невольничий дом на о-ве Горе стал важным символом горестного прошлого африканцев, обращенных в рабство.

В 1990-х годах профессор истории университета Джонса Хопкинса Филип Кэртин, автор двух десятков книг о работорговле в бассейне Атлантики, первым в научном мире поставил под сомнение подлинность баек о Невольничьем доме. Он выразил уверенность в том, что трагическая история была придумана от начала до конца первым куратором музея на острове Горе Жозефом Ндиайе. Этот человек, наделенный богатым воображением и недюжинным даром красноречия, в течение многих лет вдохновенно врал экскурсантам, в ярких красках живописуя горькую судьбу несчастных рабов.

Ндиайе поначалу утверждал, что через «Дверь в мир, откуда нет возврата» прошло 20 миллионов невольников, а когда профессор Кэртин посетил музей в 1992 году, он услышал от ныне покойного экскурсовода цифру в 40 миллионов. Кто больше?

Несколько лет назад некий чернокожий конгрессмен (не припомню его фамилии), выступая в зале Палаты представителей, поведал своим коллегам, что из Африки в Америку было вывезено 200 миллионов рабов. Многие из них, не выдержав ужасающих условий перевозки, погибали в пути. Трупы сбрасывались в воду, и их было так много, что экология Атлантики в корне изменилась — привлеченные устойчивым обилием корма, к маршруту транспортировки рабов отовсюду мигрировали акулы. И по сей день в генетической памяти морских хищников живы воспоминания о том, как славно им жилось в годы работорговли, горестно констатировал конгрессмен.

Прославленный консервативный радиокомментатор Раш Лимбо просто не мог упустить такую лакомую возможность. Стараясь сохранять серьезность, он объяснил своим слушателям, что несложный арифметический подсчет показывает: для перевозки такой массы рабов потребовалось бы столько кораблей, что они, стоя нос к корме, образовали бы сплошной мост через всю Атлантику, и рабов не нужно было бы перевозить – их можно было бы вести посуху, с корабля на корабль. А голодным акулам только и оставалось, что щелкать зубами.

Схваченный за руку законодатель на следующий день вынужден был признать, что да, он, действительно, того… немного преувеличил, на самом деле рабов было в два раза меньше – всего 100 миллионов. Неумолимый Лимбо тут же выступил с новым подсчетом, который показал абсурдность и пересмотренного показателя. Вновь пришлось пристыженному конгрессмену каяться в оплошности и снижать обличительную цифру – на сей раз до 40 миллионов. На счастье завравшегося народного представителя Раш Лимбо сменил гнев на милость и оставил его в покое.

Но на самом деле даже 40 миллионов – это в четыре раза больше общего количества рабов, вывезенных в Америку из Африки за всю историю. Согласно базе данных, составленной историками на основании судовых журналов и плантационных реестров, на протяжении трех с половиной веков, с 1501 по 1866 год, в Северную Америку было вывезено около 12 миллионов невольников. Из этого числа с острова Горе отправились за океан от силы 26 000 рабов – ничтожная доля общего показателя. Тем не менее в памятной табличке, висящей на каменной стене музея, повествуется о «миллионах» рабов, которые прошли через Невольничий дом. Лапша, которую столь успешно вешал на уши доверчивым туристам Жозеф Ндиайе, от долгого употребления окаменела в непреложную историческую истину.

Ждать, что правительство Сенегала разоблачит выдумку, не приходится: слишком важную роль играет музей как приманка для туристов, чьи доллары позарез нужны нищей стране. Кто же станет резать курицу, несущую золотые яйца?! Вот и стоит Невольничий дом на о-ве Горе как памятник мифу, подобно главному символу большевистской революции в России – крейсеру «Аврора», которому приписывают чудодейственное свершение – залп из одного орудия (нечто вроде массового заплыва с участием одного пловца).

Впрочем, высосанная из пальца история Невольничьего дома на о-ве Горе – далеко не единственная фальсификация в вопросе о работорговле. Американцев приучили к мысли о том, что на их предков — а по наследству и на них самих — ложится практически вся полнота вины за торговлю рабами.

Слов нет, ничего похвального в этом виде коммерции не было, но не было в нем и ничего необычного. Рабство и, стало быть, работорговля сопровождали всю историю человечества. Рабство служило экономическим фундаментом великих цивилизаций Древней Греции и Рима. Знаменитым «Путем из варяг в греки» викинги везли на продажу, как нас уверяют, пеньку, лен и мед. Наверное, эти товары тоже фигурировали в экспортном ассортименте, но все же главным и куда более ценным объектом торговли были рабы, которых везли на невольничий рынок Константинополя. На рабском труде стояли империи инков и ацтеков в доколумбовой Латинской Америке, рабство процветало в арабских халифатах и на Дальнем Востоке… одним словом, во всем мире. Рабство в явном или скрытом виде по сей день процветает на Ближнем Востоке и в странах Магриба.

Поставкой африканских невольников занимались в основном европейские первооткрыватели Черного континента —  португальцы и арабские работорговцы, которые отлавливали или покупали рабов в глубинах континента и гнали их: в Западной Африке – к портам на побережье Гвинейского залива, в Восточной Африке – в главный центр экспорта живого товара на острове Занзибар. Другими крупными поставщиками рабов были племенные царьки, бойко торговавшие ценными подданными, и местные посредники, в том числе женщины, богатевшие на торговле своими единоплеменниками.

Рабов перевозили в Новый Свет, остро нуждавшийся в рабочих руках (исконные обитатели Западного полушария оказались плохо приспособлены к рабскому труду, к тому же их буквально миллионами косили завезенные европейцами черная оспа, корь и другие заразные заболевания, к которым у индейцев не было иммунитета). С Восточного побережья Африки рабов отправляли в основном в Бразилию, с Западного – на острова Карибского моря и в Северную Америку. (Из этого следует, что в негритянской общине США практически нет потомков восточноафриканских рабов, – и тем не менее символическим «африканским» языком самозванные лидеры афроамериканской общины почему-то избрали суахили, на котором разговаривают только в нескольких странах именно Восточной Африки).

А как же американцы? В чем заключалась их роль? Они подключались ближе к концу цепочки работорговли – на этапе покупки рабов и их перевозки на невольничьи рынки Нового Света. Поскольку заготовкой живого товара экипажи кораблей не занимались, некоторые американцы даже не ступали на африканский берег, и основная ответственность за подлинные и мнимые издевательства над рабами ложится на действующих лиц предыдущих актов этого скорбного спектакля.

Но почему в таком случае вся вина за грех рабства возлагается на американское общество? Почему афроамериканские лидеры гневно клеймят исключительно своих белых соотечественников и только от них требуют компенсации? Почему не от арабов? Почему тем прощается их куда более весомая историческая вина? Почему от них не добиваются возмещения?

По очень простой причине: точно как в анекдоте, где потерянные ключи ищут не там, где они пропали, а под фонарем, где светло. С арабами где сядешь, там и слезешь, от требований компенсации они презрительно отмахнутся, да еще и обложат просителей последними словами. Стало быть, нет никакого смысла тратить на них время и энергию.

А вот белые американцы – совершенно другое дело. Им вбили в голову сознание их исторической вины перед чернокожими согражданами, хотя прямых потомков работорговцев и рабовладельцев в Америке раз-два и обчелся, а основная масса населения – это потомки иммигрантов, прибывавших из Восточной и Центральной Европы спустя многие десятки лет после прекращения работорговли и освобождения рабов.

Предки белых граждан Америки, носящих такие фамилии, как, скажем, Шапиро, Иванов, Стоянович, Щепаньский или Торелли, ни сном ни духом не имели отношения к работорговле или рабству. Много вы знаете негров с подобными фамилиями? Между тем освобожденные рабы, как правило, брали себе фамилии своих бывших хозяев, поэтому среди американских негров доминируют Джонсоны, Джексоны, Кэмпбеллы и прочие Картеры, что достаточно ясно свидетельствует о том, кто владел рабами, а кто нет.

Но коль скоро левая пропаганда настолько сильно засорила американцам мозги, коль скоро они запуганы и забиты до такой степени, что признают себя виновными и жаждут искупить «свой грех», отчего не доить корову, если она сама покорно подставляет вымя? На то и доверчивые дураки, чтобы умным людям можно было жить припеваючи.

Америка построена на поте и крови наших предков, гремят поборники «восстановления исторической справедливости», белое общество задолжало своим чернокожим благодетелям и должно заплатить по долгам хотя бы их потомкам в виде «репараций». Этот термин определяется в словаре как «возмещение побежденным государством, по вине которого возникла война, убытков, понесённых государством-победителем». Требования репараций, нарастающие в афроамериканской общине, логичны – белых вполне можно рассматривать как побежденную сторону в идеологической войне. Конкретные суммы не называются, речь пока идет о том, чтобы убедить американское общество согласиться с законностью подобных притязаний.

Вообще-то говоря, вся громоздкая система «позитивного действия», т.е. льгот в возмещение прошлой дискриминации, – это фактически и есть репарации, только растянутые во времени. Но нет, негритянские лидеры, отлично сознавая, что нужно ковать железо, пока горячо, не удовлетворяются достигнутым и продолжают неустанно бить в одну точку – репарации! репарации! репарации! И если исходить из того, насколько успешно развивалась их кампания до сих пор, трудно усомниться в том, что рано или поздно им удастся добиться своего.

 

 

Реклама
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Комментарии

  • Минич Денис  On Июль 5, 2013 at 8:03 пп

    Виктор, а сейчас, среди белой, республиканской Америки, есть ли желание отринуть эти откровенно жульнические и шантажные требования чёрных расистов и их недобросовестных белых адвокатов, или республиканцев тоже охватило трусливое «чувство вины»?

    В.В. Вам, Денис, в вашем «далеке» даже трудно себе представить, насколько выдрессировано американское общество полустолетием бешеной пропаганды его расовой вины. Для американцев нет страшнее слова, чем «расист», поэтому никто не осмеливается заикнуться на эту тему, даже если тайком и шевельнется такая мысль. Это уже не политическое, а общекультурное явление, и между демократами и республиканцами в данном вопросе различий нет. Расизм в белом обществе в значительной степени искоренен или по крайней мере придавлен, а вот в негритянской среде он цветет махровым цветом.

  • Natalia Miller  On Июль 7, 2013 at 8:48 пп

    Повышенный интерес современного общества к проблеме «исторической вины» и особенно либеральное ее прочтение есть очередное свидетельство безумия дряхлеющей западной цивилизации. Эта идея сродни идее первородного греха в христианстве, превращающей человека в изначально виновного,вечно кающегося, и поэтому очень эмоционально и психически уязвимого, пластичного, как пластилин, легко поддающегося манипуляциям. Критическое восприятие такого человека резко снижается, что еще более повышает его внушаемость.Неудивительно, что современные апостолы новой псевдолиберальной религии приняли на вооружение этот древний и испытанный метод.Что же удивительного, что народы покорно и не рассуждая возложили на себя чужую вину. Точно так же они проглатывают и остальные безумные догмы новой мировой религии. Как и любой фанатик веры, эти замороченные люди, глядя вокруг себя, а также из литературы и истории, выуживают лишь те факты, которые подтверждают их верования и слепы к остальным; а то и с гневом отвергают ту реальность, которая не укладывается в их вновь выстроенную картину мира. Вот,наверное, многие читали американскую историческую литературу, или находили в газетах сведения о том, что в Америке наряду с белыми рабовладельцами, существовали черные рабовладельцы, которые будучи освобожденными, без нравственных колебаний обзаводились черными рабами — собратьями, которых они эксплуатировали, продавали, унижали их достоинство. Но нет, сей факт…, да как это возможно?… И рушится привычное построение: белый англо-сакс — изначально порочен, черный — вечная его жертва. Или факт, что черное рабство появилось раньше и было широко распростанено на территории Центральной и Южной Америки, то есть на территории современных стран третьего мира. Того самого, изначально страдающего от проклятых белых, мира, который по определению не может быть виновным. Так что этот факт тоже «в топку», как и те яркие примеры, которые приведены В. Вольским в его статье. Если исторически приглядеться, то все народы мира были причастны к рабовладению. Вся история человечества — это панорама нескончаемых битв за собственное преобладание, а следовательно и за выживание. И обращение в рабство — это один из способов достижения этого преобладания. Он существовал и в разных формах и дозах существует сейчас. То есть это есть объективное явление, отражение вселенского закона единства и борьбы противоположностей и, между прочим, источник всяческого развития. Ни один народ в мире не причастен к возникновению этого закона, а следовательно не виноват в его существовании. Откинуть бы эти глупые рассуждения об «исторической вине», да простить бы всем и себе прошлое! С легким бы сердцем начать бы вместе строить, торговать, лечить, познавать! Да кто ж вам позволит? Да далеко не все этого и хотят, а некоторые и не могут, находясь на других цивилизационном, умственном, интеллектуальном,нравственном, духовном уровнях. И, главное никому не дано отменить фундаментальные законы бытия.

  • Прохожий  On Июль 8, 2013 at 8:38 пп

    Я бы добавил ваш комментарий в статью. Вопрос коллективной вины очень актуален, так же как и коллективного наказания и исторической вины. Увы, это все есть лишь более извращенный способ вымогательста денег и благ.

    Спасибо вам за сттью и комментарии

  • Sergey  On Июль 10, 2013 at 5:59 пп

    Читайте наздоровье:

    Thomas Sowell.

    Who Is Racist?

    http://townhall.com/columnists/thomassowell/2013/07/09/who-is-racist-n1636228

  • Sergey  On Июль 10, 2013 at 6:09 пп

    А вот ещё:

    Walter E. Williams.

    Honest Examination of Race

    http://townhall.com/columnists/walterewilliams/2013/05/08/honest-examination-of-race-n1588213/page/2

  • Sergey  On Июль 11, 2013 at 12:28 пп

    Ребята, простите, ради Бога, но я снова не смог удержать сам-себя и опять даю очередную ссылку на новую статью Walter E. Williams’a , которая не имеет прямого отношения к этой статье В. Вольского, но которая, на мой взгляд, в очередной раз дополнит картину проиходящего здесь в USA.

    http://townhall.com/columnists/walterewilliams/2013/07/10/black-education-tragedy-n1636072

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: