Царь-догма

Левая идеология формируется в сфере эмоций, а не разума

Много лет я ломал голову, пытаясь понять, каким образом по всем статьям умные, образованные люди истово веруют в заведомую чушь и, нимало не стесняясь, несут такой бред, которого постеснялся бы последний деревенский дурак. Речь не идет о расхожих “истинах”, которые настолько въелись в общественное сознание, что их повторяют, не задумываясь, как метафизическую догму. Вроде того, например, что равенство есть высшая и самая благая цель социального развития. Чтобы пробиться через аксиоматическую скорлупу этой идеи и увидеть ее абсурдность и опасность, все же необходимо некоторое усилие мысли.

Нет, я имею в виду заявления вроде того, что я услышал во время импичмента президента Клинтона от одного моего приятеля, человека умного, начитанного и образованного. В ответ на мое замечание, что, как бы ни оценивать его шашни с Моникой Левински, президент заслуживает наказания, ибо в своих показаниях под присягой перед Большим жюри он совершил клятвопреступление, мой собеседник убежденно сказал, что в данном случае лжесвидетельство нельзя трактовать как нарушение закона, потому что “о сексе врут все”.

Но если таков универсальный закон человеческого поведения, почему тогда в текст закона не внесена соответствующая оговорка примерно в такой формулировке: “Клятвопреступление трактуется как тяжкое правонарушение за исключением тех случаев, когда речь идет о сексе”, – с невинным видом спросил я. Мой оппонент смешался и прервал разговор, однако отнюдь не потому, что усомнился в своей правоте, а просто потому, что не нашелся что ответить. Убеждение же его в том, что Билл Клинтон – невинная жертва происков поросших шерстью троглодитов, пытающихся навязать обществу свою замшелую пуританскую мораль, не было поколеблено ни на иоту.

Как объяснить такую упертость? Добро бы еще ею страдала горстка оголтелых ультралибералов-шестидесятников, застрявших во временной щели своей “славной молодости”. Но полностью обанкротившиеся нелепые и зловредные марксистские бредни продолжают властвовать над просвещенными умами, в них по-прежнему свято веруют миллионы интеллигентных людей, истово поклоняющихся тиранам, садистам и убийцам вроде Мао Цзэдуна, Фиделя Кастро или Че Гевары.

Чудовищные злодеяния коммунистических монстров у всех на виду, но для того, чтобы видеть, нужно открыть глаза, а вот этого-то их многочисленные поклонники ни в коем случае делать не желают. Им ведома истина в последней инстанции, и потому они не снисходят до споров с идеологическими противниками, попросту игнорируя “происки клеветников”. Поколебать этих людей в их убеждениях, заронить в них сомнение в своей правоте нет никакой возможности.

Но почему? Проще всего, конечно, объявить их обыкновенными придурками, исходя из приписываемой Эйнштейну формулировки, что дурак – этот тот, кто многократно делает одно и то же, каждый раз ожидая другого результата. Но, увы, это не так, с мозгами у них все в порядке. Значит, дело тут в другом. Хочу сразу оговориться, что речь в данном случае не идет о сути “передовых идей”, а лишь о том, почему они имеют такую власть над просвещенными умами, почему они настолько прочно засели у них в мозгах, что их оттуда гвоздем не выковыряешь.

После долгих размышлений я, как мне кажется, нашел ключ к мучившей меня загадке: непоколебимая приверженность, казалось бы, мыслящих людей заведомо лживым и зловредным идеям, не раз доказавшим на практике свою пагубность, объясняется тем, что разум, т.е. способность трезво и критически оценивать теорию и поверять ее практическими результатами всех попыток претворить ее в жизнь, в данном случае выключен, полностью отстранен от участия в выработке мировоззрения.

Вместо этого оно целиком формируется в эмоциональной сфере на основе машинально воспринимаемых велений политической моды. Главной опорой идеологической позиции служит стремление шагать в ногу с господствующей догмой и страх перед остракизмом в своем кругу. А мыслительные способности, часто недюжинные, задействуются лишь для придумывания нередко хитроумных аргументов в обоснование идей, в справедливости которых их носитель не питает ни малейших сомнений, сколь бы нелепыми они ни выглядели с точки зрения здравого смысла и практического опыта.

И если незамысловатый французский работяга-коммунист на заводе “Рено” был всерьез озадачен советско-германским пактом 1939 года, его идеологических наставников – парижских интеллектуалов – совершенно не смущал сердечный альянс советского и нацистского режимов. “Такова, товарищи, диалектика”, – высокомерно объясняли темным массам властители дум, упиваясь своими познаниями в марксистской схоластике, которую они по велению политической моды воспринимали в романтическом ключе.

Слово “парадигма” (п-гречески — пример, образец) определяется в словаре как “совокуп¬ность теоретических и методологических положений, принятых на¬учным сообществом на известном этапе развития науки и исполь¬зуемых в качестве образца, модели, стандарта для научного исследо¬вания, интерпретации, оценки и систематизации научных данных, для осмысления гипотез и решения задач, возникающих в процессе научного познания. Неизбежные в ходе научного познания затрудне¬ния то или иное сообщество ученых стремится разрешать в рамках принятой им парадигмы”.

Перенесенное в общественную сферу, понятие господствующей парадигмы означает систему взглядов, принятую на определенном этапе образованными кругами, которые видят мир исключительно через ее призму и – что особено важно – пытаются решать все ее внутренние противоречия и несоответствия реальности исключительно в ее собственных рамках. Выйти за пределы парадигмы и взглянуть на проблему со стороны считается тяжким грехом. Парадигма исчерпывает круг дозволенного, и все проблемы должны рассматриваться только в ее собственных категориях.

Например, как объяснить вопиющие провалы коммунистической идеи повсюду, где ее пытались претворить в жизнь? Ничто не может быть проще: марксизм прекрасен и непогрешим, просто эти русские (китайские, вьетнамские и т. д.) варвары извратили его. У нас же, самых умных, самых образованных, самых культурных, самых благородных, самых, самых, самых… результат будет совершенно иной, в наших умелых руках социалистическая идея засверкает всеми гранями, и мечты основоположников наконец-то станут явью.

Или почему на борьбу с бедностью потрачены исполинские средства, а бедные по-прежнему как были, так и есть (как и предупреждал, например, Иисус Христос)? Неужели не понятно, почему? Из-за жадности скупердяев- капиталистов и их наймитов! Но ведь на преодоление бедности в США потрачено свыше 17 триллионов долларов, и все бестолку? Значит, мало тратили. Еще полтриллиона, от силы триллион, и все обустроится в лучшем виде: бедность исчезнет, как дурной сон, и на земле наступит золотой век.

Фатальный изъян интеллигенции – гордыня, из-за которой она видит мир только с высоты своего интеллекта и не в состоянии взглянуть на реальность со стороны, глазами других людей. Еще три столетия назад Джамбатиста Вико указывал, что для понимания сути чужой цивилизации необходимо “войти” [entrare] в нее, изучить ее изнутри. Но подобная гибкость мышления совершенно недоступна современному интеллектуалу-прогрессисту, он просто не может себе представить, что существует образ мысли, отличный от его, но, тем не менее, заслуживающий внимания. Его фанатичная слепота неизлечима.

Господствующая парадигма безраздельно властвует над умами интеллигенции. Вызов ей сопряжен с большой опасностью и в принципе недоступен громадному большинству людей, которые инстинктивно стремятся повиноваться всеобщим нормам, не выходить из строя, не выделяться, “не вылезать”. Доминантное мировоззрение опирается на всю мощь ресурсов, щедро бросаемых правящим классом на поддержание и укрепление конформизма, от которого зависят его благополучие и привилегии. Могучий аппарат пропаганды, подобно паровому молоту, неустанно бьет в одну точку, и мало что может ему противостоять.

Возьмем к примеру гипотезу о глобальном потеплении климата – очередной жупел, взятый на вооружение приверженцами социалистической идеи после краха коммунистического эксперимента. Ее цель очевидна: запугать мировое общественное мнение призраком надвигающейся экологической катастрофы и, под прикрытием всемирной паники, осуществить свою стратегическую мечту – уничтожить свободный рынок, разорить капиталистический Запад и произвести перераспределение его ресурсов в пользу бедных стран – естественно, под своим руководством.

Идеологическая обработка населения начинается на очень раннем этапе. Повсюду – в мультфильмах для малышей, в детских играх и книжках, в кино и по телевидению – настойчиво проводится одна и та же мысль: всем нам грозит гибель по вине жадных плутократов, пока не поздно, нужно взяться за ум и спасать землю. Дети приходят из школы домой в слезах – учительница рассказала им, что из-за глобального потепления тают льды Арктики, и белым медведям грозит вымирание: “Бедные мишки тонут!”.

Школьникам в принудительном порядке показывают вопиющую киноагитку Ала Гора “Неудобная правда” – нагромождение откровенной лжи, подаваемой как набор неопровержимых фактов. Им сообщают, что этот фильм принес бывшему вице-президенту Нобелевскую премию мира, однако умалчивают (уж не потому ли, чтобы не травмировать хрупкую детскую психику?), что британский суд признал его стряпню нагромождением лживой пропаганды.

Идеологическая обработка, интенсивно ведущаяся на протяжении всего курса школьного обучения, продолжается в высших учебных заведениях, где профессура как на подбор состоит из крайне левых радикалов, не терпящих ни малейшего инакомыслия. Хочешь получить проходной балл – изволь дудеть в ту же дуду, что и преподаватель. Но вот университет остался позади, выпускник вступает в трудовую жизнь, и что же? Та же обстановка царит на работе и на общественной арене. Неудержимая тяга обывателя к конформизму – главное оружие господствующей идеологии.

Ударный отряд “сил мира и прогресса” составляют средства массовой информации, которые неустанно ведут пропаганду, не особенно заботясь о правдоподобии – наоборот, чем грубее ложь, тем она эффективнее. Так учил еще Йозеф Геббельс, знавший толк в пропаганде. И если бы Гор стал трубить, что из-за глобального потепления в мировом океане тонет рыба, пресса наверняка и тут бы горестно стенала, сокрушаясь по поводу несчастной судьбы обитателей морских глубин, и затурканные учителями дети плакали бы от жалости к “бедным рыбкам”.

Псевдонаучные, откровенно фальсифицированные компьютерные модели подаются как последнее слово в климатологии. Горстку представителей научного мира, которые, польстившись на щедрые гранты, выступают в поддержку модной идеи, прославляют как праведников и спасителей человечества. А десятки тысяч ученых-скептиков игнорируют или поливают грязью как неандертальцев, обскурантистов и наймитов “Большой нефти”.

Особо важную роль в насаждении единомыслия играет контроль над языком, позволяющий манипулировать понятийным аппаратом. Выработан особый словарь, который направляет общественную мысль в определенное русло и подавляет вольную мысль. Расхожие понятия, введенные в оборот с легкой руки левых пропагандистов, воспринимаются оболваненным обществом как данность и не подвергаются сомнению.

В романе Василия Гроссмана “Все течет” есть любопытный эпизод, иллюстрирующий подобную ситуацию. Один зэк, бывший высокопоставленный партработник, объясняет герою книги Ивану Григорьевичу, что оказался за колючей проволокой вследствие объективной закономерности: “Лес рубят – щепки летят”. Но вместо того, чтобы согласно кивнуть, собеседник неожиданно спрашивает: “А зачем лес рубить?” Этот простой вопрос повергает диалектика-зэка в шок, ему и в голову не приходила такая элементарная мысль. Людям, привыкшим автоматически усваивать пропаганду, малейшее сомнение в господствующей догме кажется неслыханно дерзким вызовом и ниспровержением всего святого.

Создан целый словарь для описания санкционированного, “правильного” отношения к действительности: “левый – хорошо, правый – плохо”, “социализм – хорошо, фашизм плохо”, “демократ – хорошо, республиканец – плохо”, “прогрессивный – хорошо, консервативный – плохо”, “темное прошлое – светлое будущее”…

И никто не смеет даже в тайниках души хранить мысль о том, что правым и не снились моря крови, пролитой левыми во имя своих идей, что социализм и фашизм – разновидности одной и той же чудовищной идеологии, отличающиеся друг от друга лишь в частностях; что, если оценивать прошлое по меркам настоящего и развенчивать Томаса Джефферсона как рабовладелбца и эксплуататора, то Авраама Линкольна, приказавшего своим генералам применить против Юга тактику выжженной земли, следует осудить как военного преступника; что фраза “республиканец, но тем не менее порядочный человек” звучит как констатация всем известного факта, но попробуйте выразиться в том же духе о демократе: дескать, “неплохой человек, хотя и демократ” – и увидите, как изумленно вытаращится на вас собеседник…

Идея поступательного движения человечества к свету и счастью была сформулирована как главный закон социального развития в XVIII веке французскими просветителями. И к чему же привела неумолимая поступь прогресса? От красивых лозунгов о свободе, равенстве и братстве – к кровавой бане Вандеи, якобинскому террору и наполеоновской диктатуре; от велеречивой болтовни в светских салонах – к невиданным бойням мировых войн, коммунистическим тираниям и Холокосту; от Перикла и Сократа – к Биллу Клинтону и Алу Гору; от “Моны Лизы” и “Возвращения блудного сына” – к заляпанной навозом Мадонне и распятию во флаконе с мочой. Если это и есть прогресс, увольте меня.

И тем не менее люди, не задумываясь, принимают правила игры, навязанные им господствующей идеологией, правила игры, в которой словесные булыжники представляют собой самое грозное оружие интеллектуального пролетариата. Семантические кандалы держат в плену свободную мысль, не позволяя никому ставить под сомнение царь-догму. Кто контролирует словарь общества, тот контролирует общественный дискурс.

Наш интеллектуальный обыватель исподволь усваивает господствующую точку зрения и принимает ее как данность. А что еще прикажете ему делать, если его с утра до ночи, со всех сторон бомбардируют пропагандой, если “эксперты” уверяют его с экранов телевизоров и со страниц газет и журналов, что все это истинная правда, а другие мнения до него не доводятся; если президент и ведущие законодатели от обеих партий требуют немедленно приступить к борьбе с глобальным потеплением даже ценой резкого понижения уровня жизни; если за скептический отзыв об идеях Ала Гора (или даже о нем самом) рискуешь прослыть в лучшем случае полоумным, а в худшем – невежественным в зловредным ретроградом.

Нет, уж лучше стоять в строю и подпевать общему хору, даже если в глубине луши и копошатся сомнения (Как же так? Вот говорят – глобальное потепление, а становится все холоднее и холоднее?). Воспринял ли наш обыватель господствующую идеологию на основании трезвого анализа всех за и против, участвовал ли разум в его выборе? Никоим образом! Он инстинктивно руководствовался стремлением быть как все, нежеланием противоречить доминантному мнению, страхом перед неминуемыми последствиями инакомыслия. Но ведь это все из области эмоций, разум тут совершенно не при чем.

Нужно обладать немалыми душевными силами, чтобы бросить вызов устоявшимся взглядам. Тем более, что за ослушание придется платить дорогой ценой – изоляцией, общественным презрением (вспомним, что в древности самой тяжкой карой считался остракизм – изгнание из общества) и открытой дискриминацией, а то и “оргвыводами”. Это особенно очевидно, например, в Голливуде, где только звезды первой величины могут позволить себе не скрывать своих консервативных взглядов, не особенно опасаясь последствий. Что же касается мелюзги, хочешь иметь работу – помалкивай или поддакивай ультралевым шонам пеннам и барбрам стрейзанд.

Однако никакая идеология не может вечно плыть против реальности, которая тянет ее на дно, раз за разом вскрывая ее лживость и порочность. Рано или поздно для всех станет очевидно, что король голый. Но чем больше будет накапливаться свидетельств абсурдности и лживости господствующей идеологии, тем упорнее будут сопротивляться ее адепты, чье материальное и душевное благополучие неразрывно связаны с ней, тем яростнее они будут отбиваться от критики и забрасывать грязью своих оппонентов.

Вопрос лишь в том, когда наступит прозрение. Выдающий американский философ и историк науки Томас Кун указывал, что новая парадигма всегда скрытно вызревает в недрах старой, и смена парадигм происходит практически мгновенно – старая система взглядов внезапно, без предупреждения, рассыпается в прах, а на ее месте появляется в законченном виде новое мировоззрение. Всесилие царь-догмы иллюзорно. Внешне она может выглядеть несокрушимой, но в ее недрах незаметно идет процесс разложения, и в один прекрасный день полностью прогнившее здание рушится как подкошенное, а на его обломках неожиданно возникает новое строение. Поскорее бы!

Реклама
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Комментарии

  • Андрей  On Апрель 4, 2013 at 4:47 пп

    Все очень правильно, со всем согласен. Для полноты картины надо добавить, что массы (=толпа, куда замечательно входят частью и очень интеллигентные и сообразительные люди) таким образом принимают и защищают практически любые идеи. Недавние выборы в цитадели мировой демократии лишний раз это подтвердили. Голосуют за «своего», каким бы он ни был, и что бы о нем (ней) ни говорили из противоположного лагеря. Даже больше: чем очевиднее озвученные аргументы против кандидата, тем более убежденно сторонники будут голосовать за своего.

  • Alexander  On Апрель 6, 2013 at 1:21 дп

    В свете этой статьи рекомендую книгу Paul Edward GOTTFRIED
    «THE STRANGE DEATH OF MARXISM» , был русский перевод помниться

    • Суравикин Владимир Иванович  On Апрель 9, 2013 at 4:44 пп

      Русский перевод есть, и книга действительно стоящая.

  • Суравикин Владимир Иванович  On Апрель 9, 2013 at 5:14 пп

    Статья понравилась (Вольский не пишет плохо), но некоторые вещи в ней спорны или не ясны. Главное — всё тот же гигантский вопрос — почему Запад так массивно левеет, при всём том что именно у сторонников рынка, а не «государственничества», казалось бы, в руках — голые и реальные факты для их пропаганды? Не жду ответа на это в очерке, даже очень хорошем, но эту гигантскую загадку всеобщего полевения — в искусстве, в образовании и науке, да и среди людей (кинувшихся выбирать леваков) стоило бы упомянуть.
    О «смене парадигм». Экономические успехи некоторых «развивающихся», без шума вводящих у себя более разумные налоги и — шире — экономическую политику — вроде бы говорят за это. Но идеологическая «левизна», которая — враг капитализма, — процветает и наступает, теперь объединяясь с «мировым джихадом». К слжалению не вижу гарантий, что разум победит дикарство, потому что возврат человечества к «седьмому веку» (по уровню развития) тоже не запрещен никакими законами природы.

  • Александр.  On Апрель 11, 2013 at 7:07 пп

    Поколебать этих людей в их убеждениях, заронить в них сомнение в своей правоте нет никакой возможности.
    Но почему?
    Действительно, почем? Задался этим вопросам много лет назад. Ответ, предлагаемый автором, по моему, слабый.
    Какие эмоции, причем здесь эмоции?
    Автор ведет речь об идеологии, а люди ведут себя так в любой сфере своей жизни.
    И на производстве, тоже. Автор приводит в пример рабочих и противопоставляет их французским коммунистам.
    То есть у рабочих эмоций нет, а вот интеллигенция, она такая.
    Перед нами, увиденное только по отношению к идеологиям и левым, фундаментальное свойство людей, оно , в моем понимании и обеспечило существование и развитие нашей цивилизации.
    Рабочие также уперто держатся за свои глупости, усвоенные в молодости.
    И любые люди за то, что усвоили. И разум, примеры и даже собственный опыт не может изменить их.
    Приводить примеры, как то неудобно. Автор явно подает, себя как интеллектуал.
    И вывод:
    Не зачет.
    Кому действительно интересна причина, почему.
    Приходите в ЖЖ denisov2008, что понял расскажу, возможно вместе и разберемся.
    Александр.

  • Natalia Miller  On Апрель 17, 2013 at 9:26 пп

    Слишком легко и самонадеянно даете Вы, Александр, оценку автору статьи и его мнению. И с таким пренебрежением говорите об эмоциях! Видимо Вы ничего не знаете о них. А ведь величайшая эмоциональная сфера, присущая всему живому,равноценна двум другим сферам: физической и познавательной /интеллектуальной/. Более того, низшие эмоции и высшие/чувства/ пронизывают все стороны физического бытия и познавательной деятельности человека. Именно стремление удовлетворить одни из них и избежать другие /отрицательные/ являются сильным побудительным стимулом физической, познавательной и мыслительной деятельности. Эмоции всемогущи. Стремление к положительным эмоциям от насыщения пищей и желание избежать отрицательных эмоций от чувства голода способно заставить отъявленного лентяя оторваться от дивана и заставить себя заработать на хлеб. Стремление к познанию мира заставило юного Ломоносова уйти за рыбным обозом с насиженного места в Москву.А что заставляет увлеченного идеей инженера или художника забыть о голоде и сне и работать всю ночь. Кто-то стремится в горы, кто-то переплывает океаны, кто-то убивает за власть или деньги… Все ради удовлетворения эмоций. И Автор статьи, будучи действительно интеллектуалом, не мог бы даже предположить такую глупость, что у рабочих нет эмоций. Но и рабочие тоже разные: один получает глубокое удовлетворение и даже эстетическое наслаждение от отлично выточенной детали, а другой, чертыхаясь и проклиная весь свет, не дождется окончания рабочего дня, чтобы,наконец,удовлетворить истинные потребности. Водка вызывает в нем положительные эмоции,не то что проклятая работа. Отгадайте-ка,какой из них с радостью ухватится за вэлфер. И вот эту всемогущую сферу человеческого бытия прочно оседлали леваки. Работу в физической сфере они презирают. Вспомните комсомольских и партийных вождей. Все, что угодно, только не работать вместе с остальными. Тяжелый интеллектуальный труд в сферах настоящей науки им противопоказан. В создании успешных бизнес предприятий не замечены. Книги и мемуары за власных леваков пишут «негры». Чужими руками «отнять и поделить», а потом милостиво раздавать, плодя лоялистов и развращая народ, много усилий не надо. А как это сделать? Да через всемогущую эмоциональную сферу. Вот уж где им пригодится ум, если он имеется, изобретальность и скрупулезное изучение народных эмоций и изобретение методов манипуляции этим народом. Здесь они непревзойденные мастера. И нет им равных среди «правых»,занятых созиданием материальных, интеллектуальных и духовных ценностей. Вот, что хотел сказать В. Вольский. Вот пара примеров. Именно «левые», как правило, отъявленные популисты: наврать, наобещать, перевести стрелки, свалить свою вину на другого, польстить народу — и ты у власти. Одно только выражение — «слуги народа» -чего стоит! А потом доить этот народ, переведя всех в однородную нищую массу. И только «правые» предлагают вам честно перестать быть рабами, стать независимыми, а для этого много трудиться. Там у вас, кажется, слуги имеются, а здесь еще и «оскорбляют, называя рабами, да и не обещают «халяву» Ну и где тут положительные эмоции. И кто победит. Ну многие ли ценят Маргарет Тэттчер, Рональда Рейгана, хотя они реально и в короткие сроки выправили экономику своих стран. Но зато какие слезы льют нищие массы по Лениным, Сталиным, ЧеГеварам и Чавесам. Вот Вам и эмоции! Наталья Миллер. 17 апреля.

  • Морис Собакин  On Апрель 27, 2013 at 4:10 пп

    Очень полезная статья! И комментарий от Natalia Miller мне тоже очень понравился.

  • псевдоним  On Май 3, 2013 at 9:11 дп

    Правые и левые. В по­ли­ти­ке при­выч­но та­кое де­ле­ние, но в чем суть пра­во­го и ле­во­го ми­ро­воз­ре­ния? Как по­ли­ти­ти­чес­кое ми­ро­воз­ре­ние от­ра­жа­ет­ся на ми­ро­воз­ре­нии на­уч­ном, бы­то­вом, ре­ли­ги­оз­ном и су­щест­ву­ет ли связь меж­ду ни­ми во­об­ще? Или же по­ли­ти­чес­кое ми­ро­воз­ре­ние- толь­ко лишь од­но, наибо­лее яр­кое, ви­ди­мое, про­яв­ле­ние об­ра­за мыш­ле­ния, кор­ни ко­то­ро­го го­раз­до глуб­же? Об этом в статье «Правые и левые» на сайте «Израильская мозаика» http://good.wmsite.ru/
    Там же, и на еврейских страницах сайта, подборка о политкорректности.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: