Сирена феминизма

Юбилей манифеста женского отряда «прогрессивного» движения

В нынешнем месяце женский отряд «прогрессивной» рати празднует знаменательную годовщину – пятидесятилетие со дня выхода в свет священного писания современного феминистского движения – книги “Загадка женственности”. Она принадлежала перу матриарха современного феминизма Бетти Фридан, скончавшейся от инфаркта в день своего 85-летия — 4 февраля 2006 года. Именно эта женщина стояла у истоков движения на его современном витке, которое подняло восстание против традиционных устоев и радикально изменило отношения между полами среди образованных классов Америки и всего западного мира.

В экстатическом некрологе, появившемся в “Нью-Йорк таймс”, Маргарет Фокс отдала восторженную дань манифесту феминизма: “Благодаря своему страстному анализу проблем, одолевавших женщин в послевоенные десятилетия, включая принудительное заточение в четырех стенах своего дома и ограниченные перспективы трудоустройства.., “Загадка женственности” широко рассматривается как одна из самых влиятельных книг XX века”.

Легенда гласит, что идея книги родилась у Бетти Фридан в беседах с одноклассницами по Смит-колледжу, собравшимися на 15-летие своего выпуска. Все они сетовали на “свое безрадостное существование, на некое размытое, но гнетущее чувство разочарования, недовольства жизнью”. Жалобы однокурсниц побудили Бетти “осознать горькую истину: ее семейная идиллия в американском пригороде – не более чем золотая клетка”.

Иными словами, жила-была типичная домохозяйка Бетти Фридман (такова была ее настоящая фамилия по мужу), бездумно растившая троих детей в зажиточном пригороде Нью-Йорка, пока случайная встреча не раскрыла ей глаза и не заставила с ужасом осознать, насколько пуста и бессодержательна ее жизнь. Не в силах более мириться с идиотизмом существования в этом “комфортабельном концлагере”, Бетти Фридан подняла знамя восстания против удушливых устоев “мещанской Америки”.

Такова легенда. Действительность существенно отличается от сусального вымысла. Профессор Смит-колледжа Дэниел Горовиц в хвалебной биографии Бетти Фридан, тем не менее, раскрывает сокровенную тайну своего кумира: она никогда не принадлежала к разряду рядовых домохозяек. Наоборот, начиная со студенческой скамьи, в течение четверти века до появления на свет “Загадка женственности” (The Feminine Mystique), Бетти Фридан (в девичестве Голдстайн) была коммунистической активисткой и профессиональной пропагандисткой.

Лондонская газета “Таймс” подтверждает, что в течение 20 лет до появления ее знаменитой книги Бетти Фридан “работала журналисткой в различных профсоюзных и левых периодических изданиях, занимаясь пропагандой радикальных идей”. Ее муж Карл, хотя тоже всю жизнь исповедовал левые взгляды, сетовал на то, что его жена “на протяжении всей их совместной жизни практически не интересовалась домашними делами” и “пренебрегала своими обязанностями жены и матери”, предоставив прислуге вести дом и семью.

Для чего же понадобился профессиональному коммунистическому агитатору этот камуфляж? Зачем ей нужно было надевать личину простой американской домохозяйки? Затем, что в противном случае никто не пошел бы за ней, никто не поверил бы ей, что “единственный путь для женщины заключается в независимом созидательном труде, в том, чтобы, подобно мужчине, найти себя, познать себя в качестве автономной личности. Иного пути у нее нет”.

Еще Энгельс в своем знаменитом трактате “Происхождение семьи, частной собственности и государства” пришел к мысли, что для разрушения капиталистического общества нужно взорвать его основное опорное звено – семью. Этому и учили юную, впечатлительную Бетти Голдстайн профессора-марксисты из Франкфуртской школы, вовремя унесшие ноги из нацистской Германии и обосновавшиеся на университетских кампусах в Новом Свете, чтобы по мере сил и возможностей гадить приютившей их стране.

Разрушение семьи есть главная стратегическая задача современного феминизма. В основе феминизма лежит вполне здравая идея равноправия женщин. Но, как обычно бывает, достигнув своих целей, движение и не думало самораспускаться, а двинулось дальше под все более максималистскими и радикальными лозунгами. Командные посты в нем захватили экстремистские элементы, феминизм превратился в один из отрядов леворадикального движения, а его идеология выродилась в пародию на самое себя.

Лидерам феминистского движения, годным только на то, чтобы быть профессиональными пропагандистками, абсолютно наплевать на идею женского равноправия. В своих симпатиях и антипатиях они руководствуются только идеологическими и политическими соображениями, придерживаясь принципа «слева нет врагов, справа нет друзей».

Когда сенатор-республиканец от Орегона Боб Пэквуд поцеловал в лифте незнакомую даму, не заручившись ее разрешением, негодованию феминисток не было предела. Они подняли такой визг, что можно было подумать, будто Пэквуд вырезал половину женского населения Вашингтона. И как сенатор ни изворачивался, как ни каялся, как ни ссылался на своей образцовый послужной список по женским вопросам, ничто не помогало – феминистки твердо стояли за своем: сенатор от Орегона совершил “бесчеловечное, зверское преступление” и должен понести заслуженное наказание. Боб Пэквуд был с позором изгнан из Конгресса.

На фоне такой непримиримости не могло не поражать просто ангельское терпение и всепрощенчество феминистских лидеров при каждом очередном разоблачении амурных похождений вашингтонского казановы – сенатора Эдварда Кеннеди (“Ему можно все простить – он никогда не отказывает нам в поддержке”, – нежно ворковали феминистские лидеры), или когда против президента Клинтона выдвигались все новые обвинения в сексуальных домогательствах (куда более серьезных, чем проступки импульсивного целовальщика Пэквуда).

Каждый раз, когда арканзасского ловеласа ловили за руку (а это происходило с завидной регулярностью), феминистское движение препоясывало чресла и выходило на бой против… жертв не в меру жизнелюбивого президента, обвиняя их во всех смертных грехах и выгораживая обидчика. Напрочь забывались главные феминистские тезисы: 1) обвинения в сексуальных домогательствах не требуют доказательств, достаточно одной жалобы, ибо женщины никогда не лгут в таких вещах, и 2) сексуальные домогательства причиняют женщинам такую сильную психологическую травму, что любой, даже самый незначительный эпизод такого рода должен трактоваться как тягчайшее преступление и караться соответственно.

Спустя три года после того, как “Загадка женственности” принесла ей славу, Бетти Фридан основала Национальную организацию женщин, и феминистское движение двинулось вперед, набирая обороты и с каждым годом ломая все больше и больше дров.

Вкратце, феминистская идеология учит:

— все беды общества проистекают из господства мужчин;

— брак – это институт насилия, придуманный патриархатом для сексуальной эксплуатации женщин и использования их в качестве детопроизводительниц;

— между мужчинами и женщинами нет никакой биологической разницы;

— мужчины вообще не нужны, против них следует вести беспощадную войну;

— женщина может полностью реализовать свой потенциал только вне семьи, и стало быть, ей следует стряхнуть с себя семейные оковы и переложить бремя заботы о детях на государство;

— хищные работодатели-капиталисты нещадно эксплуатируют женщин, в частности, недоплачивая им за “равный труд”.

Поскольку мужчины не любят спорить с женщинами (по-видимому, осознавая безнадежность этого занятия), они наивно полагали, что, если уступить феминисткам, те успокоятся на достигнутом и замолкнут. Фатальный просчет! Каждый новый успех лишь разжигал аппетиты феминистских вождей. “Тиранический патриархат” не выдержал их напора и полностью капитулировал. В короткий срок феминистская идеология восторжествовала в образованных слоях общества и стала неотъемлемой частью канона политкорректности наряду с ненавистью к капитализму, воинственным антирасизмом и преклонением перед Третьим миром.

Феминистки объявили женщин «меньшинством», вопреки очевидной абсурдности такого утверждения (по феминистскому исчислению к разряду “большинства” принадлежат только белые мужчины, которые составляют хорошо если треть населения), и начали требовать для них соответствующих льгот. В школах и университетах стал постепенно чахнуть мужской спорт, ибо львиная доля ассигнований на развитие школьного и студенческого спорта теперь идет женщинам, хотят они того или нет.

Феминистки запугали Конгресс и Пентагон до такой степени, что женщинам ныне открыт доступ к службе в боевых частях, хотя весь мировой опыт свидетельствует о порочности такого принципа. Но феминистских вождей не тревожит угроза национальной безопасности их страны. Не смущает их и вопиющая нелепость положения, при котором кормящим матерям-военнослужащим приходиться бросать грудных детей и идти сражаться на фронт.

Физиология глуха к феминистским лозунгам. Женщинам при всех стараниях не удается выполнять принятые в вооруженных силах (а равно в полиции и пожарной охране) нормативы физической подготовки. Выход нашелся — снизить треклятые нормативы! Только командование Корпуса морской пехоты нашло в себе силы отказаться идти на поводу у феминисток. Стоит ли удивляться, что уровень боевой подготовки морских пехотинцев заметно выше, чем в остальных войсках, и что это единственный вид вооруженных сил, не испытывающий проблем с привлечением добровольцев?

Доказать лживость феминистской пропаганды не составляет большого труда. Например, по официальной статистике в 23 из 25 наиболее тяжелых профессий рабочая сила на 90% состоит из мужчин. На долю мужчин приходится 54% трудовых ресурсов Америки, но 92% производственной смертности. Женщины тяготеют к более легким и безопасным видам труда, в особенности к тем, что сопряжены с гибким расписанием. Естественно, что и оплачиваются они хуже, чем тяжелые, связанные с риском работы.

Точно так же нетрудно понятно, почему женщины в среднем зарабатывают меньше мужчин. Для накопления опыта, повышения квалификации и продвижения по службе необходим в первую очередь непрерывный трудовой стаж. Женщины же в массе своей делят работу с домашними и семейными обязанностями и не в состоянии конкурировать со своими мужьями, которые могут полностью посвятить себя службе. В то же время одинокие и бездетные женщины, полностью посвящающие себя карьере, зарабатывают ничуть не меньше мужчин на эквивалентных должностях, а часто и больше благодаря льготам, причитающимся “меньшинствам”.

При этом феминистки не скрывают своей ненависти и презрения к женщинам, не разделяющим их взгляды, и борются со здравым смыслом откровенной ложью или бредовыми теориями. Например, феминистская пропаганда безапелляционно классифицирует супружеские отношения как “акт насилия над женщиной”, объявляет, что замужние женщины, довольные своей судьбой, “повредились в уме”, и утверждает, что пребывание в детских учреждениях идет на пользу детям, а матери, предпочитающие оставаться дома, чтобы воспитывать детей, – темные дурочки, которые только калечат своих отпрысков.

Однако биология неумолима. Все больше и больше женщин, некогда привлеченных под знамена феминизма, с ужасом убеждаются, что, сбросив оковы «семейного заточения» ради свободной любви и карьеры, они не только не обрели обещанного счастья и удовлетворения, но чувствуют себя глубоко несчастными. Они забыли, что еще вчера глубоко презирали мужчин, и мечутся в отчаянных поисках если не мужа, то хотя бы постоянного партнера. Неслучайно многие популярные телепередачи – именно на эту тему. Искусство есть зеркало жизни.

Влиятельная обозревательница “Нью-Йорк таймс” Морин Дауд, чьи писания последних лет представляют собой протяжный вопль отчаяния старой девы, на шестом десятке в ужасе взирающей на призрак надвигающейся одинокой старости, признает, что одним из определяющих социальных феноменов нынешней поры стал отток из трудовой сферы высокообразованных женщин, осознавших, что в погоне за успехом на профессиональном поприще они проморгали главное в жизни. И ныне они пытаются, пока не поздно (а для многих поезд уже безвозвратно ушел), устроить свою жизнь заведенным порядком, диктуемым биологией, – создать семью.

В своих странствиях мифический древнегреческий герой Одиссей наткнулся на остров, где обитали сирены – полуженщины-полуптицы. Своим сладкоголосым пением они завлекали проплывающих мимо моряков и предавали их лютой смерти. Весь остров был усеян костями растерзанных ими людей. Бетти Фридан была сиреной феминизма. Многие тысячи женщин, зачарованных ее сладкими посулами самореализации и освобождения от оков домашних и материнских обязанностей, поплыли на призывный глас феминизма, но потерпели крушение на скалах социальной и биологической реальности.

Феминизм служит очередным подтверждением железной закономерности, которой всегда и везде неизменно следуют все революционные движения: после недолгой первоначальной вспышки энтузиазма чистое пламя идеализма гаснет, движение обюрокрачивается, его лидеры перерождаются в профессиональных вождей, пастыри становятся богатыми и знаменитыми, а пастве остается лишь горевать у разбитого корыта.

Реклама
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Комментарии

  • Морис Собакин  On Март 22, 2013 at 8:24 пп

    Все так и есть, подпишусь под каждым словом!

  • Alexander  On Март 27, 2013 at 8:00 пп

    К вопросу о радикальном феминизме рекомендую посмотреть норвежский фильм «Brainwash» ( на ютубе http://www.youtube.com/watch?v=KQ2xrnyH2wQ 7 серий , есть английские титры)

  • Светлана  On Сентябрь 26, 2013 at 8:19 дп

    Да, биология… Основное назначение женщины сидеть дома, рожать и поднимать детей. Но ведь как раз это и делают мусульмане! Вот уж где нет никакого феминизма. Вы, же, дорогой автор, против мусульманской плодовитости, а хотите чтобы белые женщины были столь же тихи, покорны, обременены детьми и следовательно полностью зависимы от его величества мужа. А как же иначе, или биология или цивилизация. Да, увы, дети очень биологизируют. Они очень сильно отупляют. Моя соседка, проникнувшись идеями поддержать белую расу от вымирания, родила 6 детей. Она окончила университет, но сейчас ее развитие опустилось до уровня детского сада. Ее работа состоит в приготовлении каши и вытирании задниц. Для этого вовсе не нужно оканчивать университет, школа тоже не нужна. У нее физически нет времени на мозговую деятельность, кроме того, она смертельно устает и недосыпает. Как раз идеал мусульманской женщины — плодовита и глупа, не от природы глупа, а от социального положения. В данном варианте женщина не человек, а самка. Не надо меня обвинять в радикальном феминизме, я против крайностей. Однако, считаю себя человеком. Только Канаде, именно из-за феминизма, я первый раз в жизни начала работать без травли по половому признаку и без намеков на биологическое предназначение. Наилучшая родильная машина, на мой взгляд, кошка. Она же наилучшая мать.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: