Стадо независимых мыслителей

Власть племенного инстинкта

Любой общительный американец консервативных убеждений может засвидетельствовать, что его либеральные друзья и знакомые, словно сговорившись, читают с одного и того же листа. Они твердо верят в техногенное глобальное потепление и в спасительные блага «зеленой» энергетики; они убеждены, что в Америке по-прежнему свирепствует лютый расизм; что все недуги школ в негритянских гетто излечимы деньгами; что преступники – на самом деле жертвы несправедливого общества; что мошенничество на выборах – миф, придуманный консервативными злыднями как предлог для лишения «униженных и оскорбленных» избирательных прав; что нелегальные иммигранты не совершили никакого правонарушения (хотя само слово «нелегальный», казалось бы, не нуждается в толковании)… Словом, это во всех случаях один и тот же набор клише, исключительно глупых и алогичных, но тем не менее бездумно повторяемых всеми пламенными либералами независимо от их социального статуса и уровня образования.

Как это объяснить? И почему либералы абсолютно непробиваемы для любых контраргументов (это в тех редких случаях, когда они вообще снисходят до того, чтобы выслушать противную точку зрения)? Напрашивается заключение, что люди, окаменевшие в верованиях, абсолютно лишенных смысла и логики, ущербны в интеллектуальном отношении. Но увы, это не так. К числу наиболее ярых и голосистых адептов этого идиотизма принадлежит практически весь академический мир, и вообще множество людей, у которых с головой вроде бы нет проблем. Стало быть, должно существовать какое-то другое объяснение. И оно действительно существует.

В своей замечательной книге «Самоубийство разума» (The Suicide of Reason, Basic Books, 2007) выдающийся американский мыслитель Ли Харрис анализирует созданную Томасом Хаксли (в старой транскрипции – Гексли) концепцию «кодекса устыжения» – системы осознанных социально-культурных запретов, своего рода «внутреннего полицейского». Хаксли, снискавший себе прозвище «дарвинского бульдога» редкой агрессивностью и абсолютно нетерпимым отношением к любой критике в адрес теории эволюции и ее создателя, долго и мучительно размышлял о том, как примирить на первый взгляд непримиримое противоречие между «врожденным стремлением к самоутверждению… как непременным условием победы в борьбе за существование, и тем очевидным фактом, что в этой борьбе одиночки обречены на гибель, а индивиды, объединяющиеся друг с другом, повышают свои шансы на выживание». В конце концов Хаксли пришел к заключению, что функцию социально-психологической скрепы, позволяющей индивидам вести групповое существование, выполняет коллективный «кодекс устыжения» (shaming code).

«Именно этот кодекс заставляет членов группы сливаться воедино, одинаково думать и чувствовать, – пишет Ли Харрис. – Они испытывают омерзение, гнев, восторг и стыд по одним и тем же поводам. Единство их нутряных, инстинктивных реакций порождает могучее чувство коллективной идентичности. Оно заставляет их думать и чувствовать как племенное «мы» по контрасту с другими племенами, которых не отталкивает то, что нам омерзительно, не приводит в гнев то, что нас бесит, не вызывает стыда то, что нам кажется постыдным… Племя, все члены которого нутром ощущают веления непререкаемого кодекса, подавляющего естественное стремление индивида к самоутверждению, выступает против своих врагов единым фронтом».

Вот где зарыта собака. Вот откуда торчат уши тотальной информационной блокады, воздвигнутой вокруг сомнительной фигуры Барака Обамы завсегдатаями светских салонов Нью-Йорка и Вашингтона и грандами печати и телевидения. Даже немногие респектабельные СМИ консервативного направления – и те не избежали всеобщей напасти и, как огня, страшатся поднимать вопросы, способные набросить тень на первого в истории чернокожего президента.

Не нужно быть гением, чтобы видеть, что Барак Обама – очевидная посредственность, проходимец с придуманной биографией. И тем не менее он фигура неприкосновенная, его прошлое табуировано, ответ на любой его ляпсус (а ими он сыплет почище своего вице-президента Джо Байдена) – оглушительная тишина. Таково веление кодекса устыжения «прогрессистов» – доминантного племени в сегодняшней Америке. Именно этот кодекс повелевает властителям дум общества сплотиться вокруг Обамы и отбивать все попытки разоблачить этого откровенного жулика. Даже покойный Эндрю Брайтбард, человек абсолютно бесстрашный, советовал своим сторонникам обходить молчанием вопрос о происхождении Обамы – на том основании, что это бесполезное занятие, вредное для консервативного дела. Брайтбард хорошо понимал всемогущество кодекса устыжения.

Но как левые добились доминирующего положения на общественно-политической арене, позволяющего им навязывать обществу свой кодекс устыжения? В борьбе за выживание и господство преимущество во всех случаях принадлежит тем, кто проявляет больше рвения при защите и распространении своих культурных традиций и кого, в силу интенсивности этого стремления, объединяет и сплачивает более сильное чувство группового единства. Потому-то либералы и контролируют общественный дискурс.

Консерваторы – идеологические бойцы поневоле, они сражаются только по необходимости, только когда их доведут до крайности. По большей части они хотят только одного: чтобы их оставили в покое и не мешали им жить, как они никому не мешают жить, никому не пытаются навязать свою идеологию. Выиграв битву, они с облегчением снимают доспехи и, не медля ни секунды, принимаются перековывать мечи на орала.

Не таковы либералы. Они никогда не устают и не падают духом в попытках навязать свои взгляды всем окружающим. Если им случается проиграть сражение, они поднимаются с земли, отряхиваются и с прежней энергией возобновляют поход к сияющим вершинам. А в борьбе противоположностей всегда побеждает более фанатичная и энергичная сторона.

Левые не устают похваляться своим благородством и громогласно провозглашают терпимость наивысшей ценностью, однако на своих консервативных оппонентов они ее не распространяют. Их непримиримая, истеричная ненависть к правым, к этим «троглодитам», этим «косматым ретроградам» тоже легко объяснима с точки зрения племенного самосознания. Это ненависть и презрение праведника к грешнику, правоверного к еретику. Если выжать ее до сухого остатка, это ненависть «своих» к «чужим», «нас» к «ним».

Племенной кодекс объясняет и легкость, с которой либералы позволяют себе лгать и мошенничать по отношению к консервативному «врагу». В любви и на войне нет запретов, а политика – та же война, только другими средствами. Прислушайтесь к высказываниям либералов об исламофашистах: в них нет и малой доли животной, брызжущей слюной ненависти, которую они обрушивают на головы своих консервативных соотечественников. Почему либералы полны бесконечного понимания и терпения по отношению к исламским террористам, которые угрожают самому существованию западной цивилизации? Отчасти, конечно, потому, что исламофашисты принадлежат к Третьему миру и протому автоматически наделяются всеми добродетелями, которые слюнявый либерализм приписывает «малым сим». Но также и потому, что, в отличие от консерваторов, исламисты не конкурируют с левыми за контроль над американским обществом.

Либералы по всем параметрам образуют особое племя, которому присущи все племенные признаки, в первую очередь слепая, нерассуждающая приверженность племенному кодексу и животный страх перед остракизмом. Древние греки считали изгнание из племени самым страшным из всех наказаний, хуже смерти. Человеческая натура не изменилась, и страх быть выброшенным из общества силен как никогда. Разумеется, встречаются исключения, но смельчакам приходиться платить дорогой ценой за свое отступничество. Вот почему умные, образованные люди суетливо торопятся влить свои голоса в дружный хор придворных льстецов, поющих славу Обаме, – это плата за вход в племенной клуб. Некоторые из них, несомненно, поначалу испытывали определенные сомнения в отношении своего идола, но со временем они рассеялись. Маска приросла к лицу, неофиты убедили себя в непогрешимости своего культа и усвоили его кодекс, ибо признать истину и пойти наперекор доминантному племени слишком больно и опасно.

Племенные нормы объясняют, почему репутация Элизабет Уоррен ничуть не пострадала в глазах ее приверженцев перед лицом неопровержимых доказательств того, что она отъявленная мошенница. Профессор Школы права Гарвардского университета, баллотирующаяся в Сенат от Демократической партии в штате Массачусетс, она объявила себя индианкой из племени чероки (в ее жилах якобы течет 1/32 крови чероки) и на этом основании потребовала для себя все льготы, причитающиеся члену привилегированного меньшинства.

Не говоря уже о смехотворности таких генеалогических притязаний (уж на что нацисты были специалистами в этих вопросах, но и те останавливались на 1/8 еврейской крови как на минимальном признаке неарийского происхождения), очень быстро было доказано, что Элизабет Уоррен вообще нагло врет. Но лживость, и даже тот факт, что она браконьерствовала в священных угодьях привилегий меньшинств, никак не уронили ее в глазах либерального общества. Будь она республиканкой, ее давно бы уже с позором изгнали из политической жизни. Но поскольку она принадлежит к «здравомыслящему» племени, поскольку она «одна из нас», никакая грязь к ней не пристает, и ее рейтинг среди либералов не опустился ни на йоту.

Выступив с показаниями перед большим жюри, расследовавшим амурные похождения президента Билла Клинтона, один из столпов вашингтонского света Вернон Джордан громогласно провозгласил, что он не «замарал своей чести», т.е. что он солгал во имя спасения шкуры похотливого президента. Для Джордана его статус как члена господствующего племени был важнее, чем потенциальная угроза уголовного преследования за лжесвидетельство.

Советникам, приставленным Джоном Маккейном к Саре Пэйлин, которую он избрал своей напарницей на президентских выборах 2008 года, было поручено сыграть роль лоцманов и благополучно привести свою неопытную подопечную в безопасную гавань, минуя опасные рифы и отмели бурной предвыборной кампании. Вместо этого они бросили ее на съедение волкам из СМИ – и не потому, что не знали, как уберечь ее от опасности, а потому, что они пеклись в первую очередь о своем реноме в глазах вашингтонского общества. Ради сохранения своего социального статуса они цинично принесли Сару Пэйлин в жертву на алтаре племенных ценностей.

Великий американский фантаст Роберт Хайнлайн в своем знаменитом романе «Чужак в чужой земле» (Stranger in a Strange Land) ввел в язык придуманный им термин «грок» для описания явления доведенного до предела племенного мышления: «Грок означает… соединяться, сливаться, жертвовать своей идентичностью во имя причастности к групповому самосознанию…». В практическом плане такой феномен полного растворения в коллективе означает, что все попытки республиканцев переубедить либералов, воздействуя на них силой логических аргументов и фактов, – пустая трата времени и сил. Для них слишком хлопотно и боязно впускать свежий воздух в затхлое помещение, где размещается их мыслительный аппарат, куда проще и спокойней продолжать грокать в своем уютном гнезде-коммуне.

Либеральные интеллектуалы любят выставлять себя носителями культуры разума, мыслителями, ревниво оберегающими свою независимость. Но они жертвы самообмана. Эти люди променяли свое интеллектуальное первородство на чечевичную похлебку групповой идентичности. Они полностью интегрированы в социально и политически доминантное племя, впитали в себя присущие ему пристрастия и антипатии и свято блюдут его кодекс устыжения. Либеральные интеллектуалы считают себя автономными рациональными личностями, но на самом деле они – не более чем сборище безликих нулей, рядовых «прогрессивной» армии, шагающих в ногу под трубные звуки племенного марша. И прав был Гарольд Розенберг, припечатавший их неизгладимым клеймом: «стадо независимых мыслителей».

Реклама
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Комментарии

  • Gorg  On Август 26, 2012 at 7:20 пп

    Как всегда блестяще! Разместил в социальных сетях ссылки.Спасибо.Пишите ещё и ещё…

  • barsorok  On Август 27, 2012 at 4:13 пп

    Спасибо, Виктор! Весьма пристойная и изящно обоснованная версия. Прочитал в МЗ, а уже оттуда попал на Ваш блог. Может быть Вам будет интересно по теме посмотреть «Обама — враг Б-га?»
    http://www.liveinternet.ru/journal_editpost.php?jpostid=231998600&journalid=3565990

  • Lev B. Levitin  On Август 28, 2012 at 11:53 пп

    Napisano xlestko, no daleko ot istiny. «Konservatory» — takoe zhe (koe v chem xudshee) stado, kak «liberaly». Nu gde vy videli takix konservatorov:

    Консерваторы – идеологические бойцы поневоле, они сражаются только по необходимости, только когда их доведут до крайности. По большей части они хотят только одного: чтобы их оставили в покое и не мешали им жить, как они никому не мешают жить, никому не пытаются навязать свою идеологию. Выиграв битву, они с облегчением снимают доспехи и, не медля ни секунды, принимаются перековывать мечи на орала.

    Ochevidno, ix «dovelo do krajnosti» to, chto v shkolax ne zastavljajut chitat’ molitvy i prepodajut teoriju evoljucii. Ix «doveli do krajnosti» issledovanija stvolovyx kletok — nasha glavnaja nadezhda na revoljuciju v medicine. Ix «dovelo do krajnosti» pravo zhenshchiny ne byt’ rozhajushchej mashinoj.
    «Keep them pregnant, barefoot, and in the kitchen» — a esli ne tak, eto ix «dovodit do krajnosti». Po chasti fanatizma i stremlenija navjazat’ vsem svoju ideologiju i svoj obraz zhisni, eti «konservatory» (pravil’nee, reakcionery) nichut’ ne ustupajut islamofashistam. «Liberalam» eshche nado u nix pouchit’sja (opjat’-taki, kakie eto liberaly: eto svixnuvshiesja levaki, «poleznye idioty» ljubogo merzkogo ljudoedstva — kommunizma, islamofashizma, «obratnogo rasizma», chego ugodno).

    Tak chto delo ploxo. Vybirat’ prixoditsja «men’shee iz dvux zol». Sejchas respublikancy — men’shee zlo. No v ix «conservativnoj» baze dobra tochno net. Tak chto ne obmanyvajte sebja i drugix.

    • Жанна  On Август 29, 2012 at 1:06 дп

      Не знаю, почему вы пользуетесь транслитом. Это неуважение к читающим. Смешнее и беспомощнее вашего комментария я давно ничего не читала.Вы фантазируете и приписываете автору то, чего он не говорил. Особенно насмешило право женщины не быть рожающей машиной. Вы не слышали ничего о противозачаточных средствах? О том, что избежать беременности можно. Вы видели ребенка в утробе матери? АхЮ для вас это кусок мяса. А для меня это человечек, который никак не может себя защитить от таких уродов, как вы. Никто не заставляет женщин рожать, не косите под умственно отсталого. Сравните даже митинги либералов и консервативно настроенных людей. Я была на тех и на других. Говорила с людьми. Спорила (и с консерваторами, просто чтоб посмотреть их реакцию). Так вот такоей агрессии, как у либералов, просто нет ни у кого.
      И не застревайте в книжках совпартшколы про реакционеров.. не смешите народ.

      • Юлия О.  On Сентябрь 9, 2012 at 3:34 пп

        Поскольку я считаю нынешних либералов (правильнее было бы называть
        их левыми) — главным врагом цивилизации (хотя они и являются её же порождением), следует все-таки не бросаться на защиту любых консервативных глупостей, а проанализировать ошибки и слабости консерваторов, мешающие их борьбе с леволиберальной угрозой.
        Есть, по крайней мере, две такие кардинальные глупости, отпугивающие от консерваторов огромную часть электората:

        1.Отношение к вопросу абортов с тенденцией их запрета (что является недопустимым, наглым вмешательством в личную жизнь, несомненной дискриминацией женщины и насилием над ее правом выбора). В результате подавляющее число нормальных, свободолюбивых женщин отвращается от консерваторов-республиканцев, остаются в их стане лишь ханжи и дуры со своими слюнявыми разговорами о зиготе как о человеке, права которого надо защищать; а либеральный электорат пополняется миллионами голосов.

        2. Резко отрицательное отношение к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией. И снова мы имеем дело с бесцеремонным засовыванием носа в чужую постель. А результат — массовая потеря электората.

        Пора бы консерваторам чуток осовремениться, стать более гибкими. А то в своей заботе об оплодотворенной клетке они потеряют свою цивилизацию вообще, и тогда о материнской утробе позаботится шариат. А бабам станут недоступны не только аборты , но даже появление на улице не в мешке с дырками.

        Что касается так трогательно упомянутого Вами «ребенка в утробе матери» — то его можно с трудом рассмотреть (именно как кусок мяса) с помощью УЗИ где-то к четвертому-пятому месяцу беременности. А аборты делаются на 7- 8 неделе, когда даже самого маленького «куска мяса» нет, а есть одна-единственная клетка с внедренным в неё сперматазоидом. Поэтому не стоит называть «уродами» тех, кто не относится к яйцеклеткам так же трепетно, как Вы. Ведь если оплакивать каждую неразвившуюся зиготу и считать аборт убийством, как это делают попы, консерваторы и экзальтированные дамочки то подметание тополиного пуха следует квалифицировать как вырубание лесов.

  • murzon  On Август 29, 2012 at 8:01 дп

    Это правда, но заметьте, что уровень экономического и политического благосостояния стран с либеральной политической системой, в своём большинстве, в несколько раз превышает наш уровень жизни. Я уже не говорю об индивидуальной финансовой обеспеченности граджан. Согласен, граждане либеральных государств, по сути, видят политику в том виде, в каком их заставляют её видеть, но при этом правительство избирает верные внешне и внутриполитические и экономические стратегии развития и выполняет назначенную, с позволения сказать, «программу» в полном объёме. В чём причина успеха?

    Обратимся к нашей»демократии». По конституции РФ, каждый член государства может принимать участие в политической жизни. По сути, строгого отбора нет. Есть только лишь конкуренция, исход которой зачастую определяется финансовым благосостоянием кандидатов (я имею ввиду объём средств, затраченных на организацию предвыборной программы и т.п. — поймите меня правильно). Фильтра аппарата управления попросту нет, и в политику, извините за несколько грубое выражение, лезут все, кому не лень. Но при этом тщательный отбор присутствует в либеральном политическом устройстве.

    Так что я считаю, что критиковать либеральный строй не стоит, даже несмотря на «политическую близорукость» граждан стран с либеральным устройством. Они уверены в завтрашнем дне, уверены в том, что страна их поддержит в любой неблагоприятный момент, и они правы. А ведь именно по этим показателям оценивается страна и уровень «правильности» её устройства.

    • barsorok  On Август 30, 2012 at 8:08 дп

      Если считать верным Ваше мнение, что «уровень экономического и политического благосостояния стран с либеральной политической системой, в своём большинстве, в несколько раз превышает наш уровень жизни», то ему явно противоречит Ваш же вывод, что «критиковать либеральный строй не стоит,»

      Надеюсь, Вы согласитесь, что давно-давно-давно человеку было проще жить, т.к. бытие было усторено для человека. Затем, со временем, каждый из элементов бытия был захвачен в плен релевантной индустрией. А для любой индустрии важна, в первую очередь, прибыль. Отсюда получаем, что сейчас не бытие для человека, а человек для бытия.

      В таких условиях чем выше уровень жизни — тем изощренней индустрии эксплуатируют его бытие.

    • Юлия О.  On Сентябрь 9, 2012 at 4:00 пп

      Разумеется сравнение даже самой завалящей демократии даже с самой мягкой диктатурой будет всегда в пользу демократии. Поэтому сравнение Ваше бессмысленно. Речь идет не о том, что современные демократии хуже нашей постсоветской (гнуснейшей) автократии, а об угрожающей тенденции внутри демократического мира — движении современных демократий по существу к социализму (поначалу — с человеческим лицом), где главной заботой бюрократии является не производство, а РАСПРЕДЕЛЕНИЕ национального продукта по критериям и принципам, вырабатываемым этой самой бюрократией. Мы, бывшие подданные советской империи нахлебались от такого устройства общества с его неэффективностью, дефицитом, произволом, насилием и беззаконием в полной мере и продолжаем хлебать до сих пор, поскольку «бандитский капитализм», прелести которого мы сегодня вкушаем — есть результат естественно-исторической эволюции того самого «общества всеобщего благоденствия» или «социального государства», которое в его развитых формах представлял Советский Союз и его саттелиты и к которому, сами того не замечая и не сознавая идут (правда с другой стороны, другим путем, не столь ярким как Октябрьский переворот 1917 года, а тихонько, вкрадчиво, на мягких лапах) процветающие государства Запада.
      Единственным положительным эффектом существования «лагеря социализма» является преподанный им УРОК того, как не надо жить. Если на Западе не найдутся силы, которые способны усвоить этот страшный урок и усмирить своих леваков, можно считать, что апокалипсис не за горами.

  • Юлия О.  On Сентябрь 9, 2012 at 2:53 пп

    Я восхищена анализом и термином «кодекс устыжения». Но у меня возникли три вопроса, на который я хотела бы получить ответ от автора или комментаторов:

    1. Как объяснить, что «устыжение» либералов совершенно не коснулось самого «униженного и оскорбленного» народа — веками преследуемого, изгоняемого и дискриминируемого иудейского племени?
    Напротив, антисемитизм растет, а при Обаме он ( в форме антиизраильских и пропалестинских настроений ) сделал существенный рывок?

    2. Каким образом удается либералам-антирасистам не замечать «цветного» расизма? И почему консерваторы не используют или слишком вяло используют это явное противоречие в идеологии своих противников? алогизм?

    3. Почему у консерваторов отсутствует чувство самосохранения, почему они ведут себя, как жертвенные животные, ведомые на бойню? Почему в них не пробуждается «пассионарность», свойственная либералам? Ведь и Америка, и Европа поистине находятся у края?

    • Жанна  On Сентябрь 9, 2012 at 4:36 пп

      Юлия, подписываюсь под вашими словами о либерализме. Но я хотела бы уточнить вопрос о слабостях консерватизма. Мне кажется, что там есть абсолютно разные слои. И большинство консервативных людей (к которым я бы отнесла и себя) придерживаются примерно таких взглядов:
      1. мне все равно, кто и что делает в своей спальне… Это не мое дело. Спите с кем хотите и когда хотите. Но приходить в школу, где учится мой ребенок с лекциями о том, как хорош гомосексуализм?! Заставлять участвовать в «out of closet day», цеплять значок «Я гомосексуалист» в знак солидарности? Внедрять в умы первоклашек эти мысли? Я живу в Сан-Франциско, мы издаем газету. Нам родители прислали письмо, полученное или из школы, где им разъясняют, какие термины используются для обучения детей. Так вот малышам говорят «Если ты одета как девочка, это еще не значит, что ты девочка»… Для старших — еще больше. Не надо смущать умы подростков. Не надо никого преследовать за секс. наколонности и в Сибирь ссылать, но смущать их умы тоже не надо. Мало кто в 7 — 9 лет думает на эту тему. Дайте им окрепнутьи потом самим решать. Толерантность по отношению к меньшинствам ничего общего не имеет с навязыванием ими своей agenda.Они крайне агрессивны. Что интересно, у меня есть замечательный приятель, он гомосексуалист и с этим родился (!). Ему тоже противно это выпячивание, эти парады, это требования называться мужем и женой. У них в Калифорнии есть права, которыми пользуются семьи (наследование, страховки), но зачем требовать менять библейское определение брака как такового? Зачем расшатывать фундамент?
      2. Аборты. Можно спорить, когда начинается жизнь… Но вопрос не столько в том, что запрещать их. Есть столько средств контрацепции. Вопрос в том, чтоб не делать из аборта легкий выход. И не внушать 17-летней девочке, что это пара пустяков. Got pregnant? We can help! и тел. — такие плакаты висят. Какая идея за ними? Забеременела? нет проблем…Поможем. Мелочь, не волнуйся. А это не мелочь. И для здоровья женщины тоже не мелочь. Знаете, сколько поздних абортов делается — в 5-6 мес? Почему? А у нас деньги платят женщине (которая и так на велфере) за беременность. Есть категория беременеющих каждый год — и потом поздний аборт. ВОт это ужас.

      Еще момент — многие вещи идут от веры или безверия. Я не думаю, что надо расшатывать тот фундамент, который стоит в основе нашей цивилизации.

      • Юлия О.  On Сентябрь 9, 2012 at 5:54 пп

        Ваши примеры, конечно смущают меня, дорогая Жанна.У нас в России нет такого опыта, и мне пришлось поразмыслить, прежде чем ответить Вам. Вот к каким общим умозаключениям я пришла.
        Вопрос стоит сегодня так: необходимо победить леваков , иначе смерть. Поэтому следует быть менее простодушными и прямолинейными, научиться у левых тварей их гибкости и, если хотите, хитрости. Ведь могут они вовлечь под свои знамена, казалось бы несовместимых избирателей: мусульман и гомсексуалистов. Значит и консерваторам надо как-то изловчиться. Скажем ,не стоит в своих предвыборных программах говорить об абортах. А придя к власти, отменить выплаты по беременности, пока не родится ребенок. А может быть, вообще пока оставить этот вопрос на усмотрение женщин, не враги же они сами себе, слишком дорогая цена за пособие — поздний аборт. Ну хотят увечиться какие-нибудь идиотки-негритянки, ну черт с ними , в конце концов. Но если из-за заботы об этих идиотках теряются голоса большинства женщин, то забота эта того не стоит. В конце концов, надо дать людям самим выбрать свою судьбу.
        А о том, допускать ли в школе гомосексуальную агитацию, должны позаботиться родители. Неужели они так беспомощны и бессловесны? Кроме того, мне кажется, что никакая агитация не может нормального ребенка превратить в гея или лесбиянку. Это врожденное свойство, связанное с гормональным обменом. И нормальные дети лишь смеются и развлекаются, когда сталкиваются с такой агитацией. В конце концов, мы можем судить по себе: осыпьте меня золотом, заставьте смотреть соответствующие фильмы, внушайте, агитируйте хоть 24 часа, ничего кроме отвращения не может вызвать у меня подобная агитация. Более того: зная прекрасно о существовании гомосексуализма, я до сих пор (а я не девочка, мать двух сыновей-школьников) не в состоянии по-настоящему поверить в реальность этого явления. И таково большинство людей. Поэтому не стоит преувеличивать опасность. А главное — нельзя из-за этого проигрывать левым. Нельзя терять огромные слои электората. Слишком многое поставлено на карту. Сейчас — главное победить левую чуму. Даже путем компромиссов.
        Всего Вам самого доброго, дорогая Жанна!

      • Жанна  On Сентябрь 9, 2012 at 9:12 пп

        Спасибо, Юлия! Я понимаю, есть разница в каких-то вещах, потому что мы живем в разных странах.. Большинство женщин (вы будете удивлены) не одобряют аборты как решение проблемы. Ресь не о запрете абортов, а о том, что отношение к абортам у многих отрицательное.
        Агитация (особенно детей) может превратить в кого угодно. Это только вопрос техники. Мозги промывают так, что… У меня есть знакомый, очень успешний в бизнесе человек, который, понимая важность образования, сделал все, чтоб его дети поступили и закончили Йель и Гарвард. Его слова: «Я отправил туда своих детей, а получил врагов, которые ненавидят меня только потому, что я придерживаюсь других взглядов». Он не навязывает… он придерживается.
        Я полагаю, в России многое иначе, и отношение к гомосексуализму другое, значительно более жестокое, но это другая крайность. А приходить в школы с лекциями… рассказывать, как здорово быть гомосексуалистом, как это cool. Ну кому ж хочется быть белой вороной?
        Много лет назад я помогала в начальной школе, где училась моя дочь.Пришел «праздник» — out of closet day», когда все — и ученики, и учителя — должны показать свою солидарность с геями. Слушайте, не надо их гнать, бить, ссылать. Пусть живут, как хотят… но я не собираюсь сама показывать свою привязанность к этому и не считаю, что детям надо навязывать любовь к геям.
        Если хотите, посмотрите сайт нашей газеты http://www.kstati.net Многие вещи будут несколько иначе видеться, мне кажется.

  • Boris  On Сентябрь 11, 2012 at 4:42 дп

    Есть такая книга The Liberal Mind: The Psychological Causes of Political Madness написал её Lyle H. Rossiter, Jr., M.D. К сожалению не нашёл русского перевода, только аннотацию. Но и она говорит сама за себя:

    Психиатр с 35-летним стажем Лайл Росситер опубликовал провокационную книгу «Либеральный ум: психологические причины политического безумия», в которой утверждает, что носители либеральной идеологии страдают особым видом психического расстройства.
    По оценке Росситера, современные американские либералы игнорируют основные принципы свободы и ведут себя как дети, которые хотят, чтобы власти заботились о них от колыбели до могилы, сообщает Washington Profile.
    Либералы исповедуют теорию виктимизации: мир заселяют не люди, а слабые, постоянно обманываемые, притесняемые и эксплуатируемые «трудящиеся», «женщины», «меньшинства», «безработные» и пр., которые не несут ответственности за свои проблемы.
    Виновниками столь печального положения, по мнению Росситера, либералы всегда считают «большой бизнес», «капиталистов», «американских империалистов», «богатых», «могущественных» и пр.
    Либералы всегда предлагают рассчитывать не на себя, а на власти, в обязанности которых вменяется исправление всех социальных проблем общества, утверждает Росситер. К числу любимых тезисов либералов также относится призыв перераспределения общественного богатства в пользу бедных.
    Росситер отмечает, что никакой исследователь общества не способен не учитывать таких факторов, как свободная воля, добровольное сотрудничество и моральная целостность — однако либералы их игнорируют. Либералы также не принимают в расчет особенностей каждой личности — например, ее талантливости и работоспособности.
    По мнению Росситера, это проявление психического недуга: либералы защищают права воображаемых жертв и сражаются с воображаемыми врагами.
    Отметим, слово «либеральный» происходит от латинского liber, что означает «свободный». Согласно определению Большой советской энциклопедии, либерализм представляет собой «систему взглядов, согласно которым социальная гармония и прогресс человечества достижимы лишь на базе частной собственности путём обеспечения достаточной свободы индивида в экономике и во всех других сферах человеческой деятельности (ибо общее благо якобы стихийно складывается в результате осуществления индивидами их личных целей)».

    • Юлия О.  On Сентябрь 11, 2012 at 10:24 дп

      Все в этой книге верно, только автор и вообще широкая общественность совершенно неправильно использует термины «либерал» и «либерализм». Произошла досадная подмена и словом «либерализм «,которому в БСЭ дано абсолютно точное определение (“система взглядов, согласно которым социальная гармония и прогресс человечества достижимы лишь на базе ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ путём обеспечения достаточной СВОБОДЫ ИНДИВИДА в экономике и во всех других сферах человеческой деятельности) стали обозначать ПРЯМО ПРОТИВОПОЛОЖНУЮ идеологию, сочетающую социализм и патернализм.

      Классический либерализм предполагает примат прав личности над государством, свободу выбора, честную победу в честной конкурентной борьбе.Базисом всех свобод является священный принцип частной собственности.

      Социализм — провозглашает по существу примат государства , которое «справедливо» РАСПРЕДЕЛЯЕТ общественный продукт и оберегает слабых своих граждан от всех невзгод СВОБОДНОЙ КОНКУРЕНЦИИ. В результате подрывается этот .важнейший принцип регулирования общественных отношений — конкурентный рынок (как товарный, так и информационный). Свобода слова подменяется монополией левых идей, вплоть до доведённых до абсурда толерантности и политкорретности.

      Поэтому соглашаясь с анализом автора, описывающем состояние современного западного общества, следует сделать корректировку. И вернуть идеологии , которую он называет «либерализмом» , её истинное название — СОЦИАЛИЗМ.

      Либералами в классическом смысле этого слова являются республиканцы. А их противники, называющие себя либералами, а на деле разрушающие созданное либералами свободное, процветающее общество — это ЛЕВЫЕ, ЛЕВАКИ, СОЦИАЛИСТЫ, наконец левые либералы, укравшие прекрасный термин у настоящих его хозяев и полностью извратившие его смысл.

      • Igor Sibuk  On Сентябрь 14, 2012 at 2:31 дп

        Ответ Юлии О. Я согласен с Вами: произошла подмена понятий. Под названием Демократической партии сейчас активничают социалисты. Понятно, что их лидеры, ратуя за одно для других, для себя хотят совершенно иного! Взять хотя бы Пелоси: она не допускает профсоюзы в свои бизнесы. Вероятно, существенной частью основы мировозрения современных розовеньких леволиберальчиков, являются эгоизм, лень и трусость (в форме боязни ответственности).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: