Воспитание Митта Ромни

Не пора ли мужчиною стать?

При виде странной апатии и меланхолии, в которые впал предвыборный штаб республиканского кандидата, нельзя не подивиться, куда девался Митт Ромни, не дававший пощады своим соперникам на стадии первичных выборов. Тот Митт Ромни бесшабашно атаковал врагов, проявляя более чем достаточно боевого пыла, без которого немыслимо вести борьбу за Белый дом. Временами он даже переходил черту этически дозволенного, рискуя своей репутацией, и расплачивался за чрезмерную агрессивность падением своего рейтинга.

В любви и на войне запретов нет. Любовь – редкий товар на политическом рынке, но политика – это война другими средствами, если вывернуть наизнанку известное изречение прозорливого Карла Клаузевица. И потому маститые профессионалы-политтехнологи, наблюдая с трибун за ходом борьбы, одобрительно кивали головами: молодец, именно так и нужно, орел. Словом, перед нами гарцевал во всей красе огнедышащий Митт Ромни, и у консерваторов были все основания полагать, что, расправившись с республиканскими соперниками, он всей своей мощью обрушится на Барака Обаму.

Но вот праймериз закончились, и этот неудержимый боец куда-то запропастился. Внезапно его пламенный энтузиазм иссяк. Неужели он расстрелял весь свой боезапас, и разить ему президента уже нечем? А может, он решил пойти по стопам своего предшественника 2008 года Джона Маккейна, который, похоже, думал в первую очередь о том, чтобы не прослыть расистом, и только во вторую – о победе на выборах?

С какой стати Ромни считает нужным предварять любую критику в адрес президента замечанием, что тот «парень что надо»? Где он увидел этого парня? Все остальные, кроме Ромни, видят сварливого, вечно раздраженного политикана, осыпающего республиканского соперника оскорблениями и саркастическими издевками. Такое впечатление, что Обаму буквально сводит с ума мысль о том, что он может лишиться власти и всех ее атрибутов, которыми он и его жена пользуются с такой неуемной страстью.

(Для социопатов, а Обама явно социопат, вообще характерно наделять своих оппонентов всеми мыслимыми и немыслимыми грехами. Трудно забыть, как ярился Билл Клинтон во время предвыборной кампании 1996 года, когда речь заходила о его республиканском сопернике сенаторе Доле. «Боб Дол – мерзавец, Боб Дол – гад, Боб Дол – скотина!» – визжал, наливаясь кровью, президент-демократ при одном лишь упоминании имени сенатора от Канзаса – пользовавшегося всеобщим уважением инвалида войны.)

Как военный самолет, выбрасывающий тучу фольги, чтобы отвести от себя зенитные ракеты, Обама бомбардирует Ромни клеветническими и лживыми обвинениями в отчаянной попытке отвлечь внимание от своей провальной политики, заставить соперника постоянно отбиваться от нападок и не позволить ему перейти в наступление. Ромни только и делает, что отбивается от нападок и обвинений в диапазоне от смехотворных до возмутительных. При этом обамовцы не брезгают никакими средствами. Опираясь на принцип «большой лжи», в котором прогрессисты понаторели не хуже своих предтеч-коммунистов, они стремятся любой ценой посеять в сознании избирателей сомнения в отношении Ромни.

Избрав тактику глухой защиты, команда Ромни, по-видимому, поставила все на одну карту: веру в то, что исход выборов будет решен состоянием экономики и что выборы в любом случае выльются в референдум по действующему президенту, в силу чего его оппоненту нечего мозолить глаза людям: им в любом случае не до него. Вполне возможно, что расчет верен. Но что, если советники Ромни ошибаются? Что, если президенту и его рати удастся в такой степени оболгать Ромни, так измазать его грязью, так глубоко внедрить в сознание избирателей подозрения в отношении республиканского претендента, что они предпочтут выбрать из двух зол наименьшее, знакомое им, и переизберут Барака Обаму? Политика – контактный вид спорта, и тот, кто избегает контакта, заведомо ставит себя в невыгодное положение.

Ни для кого не секрет, что Митт Ромни не обладает природным политическим даром. Он скованно держится на людях и испытывает неловкость при упоминании о его огромном состоянии. Скромность и застенчивость не позволяют ему расхваливать себя. Что ж, не всем дано быть Биллом Клинтоном, который пламенно влюблен в самого себя и ощущает острую потребность делиться с окружающими своими чувствами. Но если ты подозреваешь, что твой послужной список на деловом поприще избран главной мишенью для нападок, ты должен быть готов к тому, чтобы защищаться, как бы тебе это ни было неприятно. Впрочем, какие там подозрения! Обамовская команда с первых же шагов открыто провозгласила, что именно таким будет направление ее главного удара («Мы испепелим Ромни!»).

Учитывая фантастические показатели деятельности основанной и руководимой Ромни компании Bain Capital (80% ее проектов увенчались полным успехом – неслыханный успех в этой области бизнеса), трудно понять, почему Ромни ничего не делает, чтобы оградить себя от лжи и клеветы. Почему он не распорядился подготовить перечень спасенных им компаний и цифры сотен тысяч рабочих мест, которые он при этом сберег или создал заново? Что может быть более эффективным щитом от нападок обамовцев, особенно если сопоставить деятельность Ромни с убогими результатами политики Обамы в области трудоустройства. Так где же этот рекламный ролик?

(Справедливости ради придется отметить, что Обама все же внес свою скромную лепту в решение проблемы безработицы: за последний год штатное расписание Белого дома увеличилось на 14 единиц, что обойдется налогоплательщикам еще в 700 000 долларов. Как говорится, мал золотник, да дорог.)

Советники Ромни, несомненно, убедили своего патрона в том, что ему неразумно вести себя агрессивно в отношении Обамы: дескать, избиратели не потерпят нападок на любимого президента. (Хотя вряд ли можно доверять результатам опросов, в которых Обама вопреки всему сохраняет свою популярность. Думается, что людей настолько запугали, что из боязни показаться расистами они в беседах с опросчиками клянутся в любви к Обаме.)

Но как-то странно. Республиканцев всегда зловеще предупреждают, что попытки критиковать их демократических оппонентов испортят им репутацию, и что если они не хотят уронить себя в глазах крайне щепетильных «умеренных и независимых» избирателей, они должны вести себя скромно и прилично. В то же время демократы без всякого стеснения выливают ушаты грязи на идеологических врагов – и ничего, «умеренные и независимые» как-то это терпят и все спускают хулиганам с рук. Обрушив на Митта Ромни шквал порочащей рекламы, поборникам Обамы удалось сбить его рейтинг в ряде ключевых штатов.

Однако думается, что главную роль в этом сыграл тот факт, что предвыборный штаб Ромни позволил противнику без помех очернять республиканского кандидата, создавая ему неблагоприятный облик в представлении избирателей. В отсутствие другой информации у людей не было никакой возможности осознать, что демократы клевещут на достойного человека. Вопрос лишь в том, насколько прочно засела левая пропаганда в сознании обывателей и есть ли надежда у Ромни успешно ее парировать.

Недостаточно сокрушенно всплескивать руками и вполголоса сетовать на дурные манеры противника. С огнем надо бороться огнем. Каждый наскок нужно отражать мощным ответным ударом. «Ромни хотел проводить автомобилестроительную промышленность в могилу, а Обама спас ее!» – голосят демократы. В ответ Ромни или его представители должны, не заботясь о соблюдении политеса, объяснять, что республиканский кандидат хотел, чтобы терпевшая бедствие автоиндустрия, подобно тысячам других компаний, попавших в полосу затруднений, прошла через нормальную процедуру банкротства, которая позволила бы автомобилестроительным компаниям сравнительно безболезненно решить свои проблемы и вновь встать на ноги.

Обама же фактически национализировал компании General Motors и Chrysler, подарил контрольный пакет их акций профсоюзам автомобилестроителей, ограбив акционеров и посадив обе компании на шею налогоплательщикам. На сегодняшний день курс акций General Motors опустился до рекордно низкого уровня, спасение компании уже обошлось государству в 35 миллиардов долларов без надежды когда-либо получить их обратно.

А как насчет Solyndra? Как насчет Fisker Automotive? Как насчет десятков других «зеленых» компаний, которые пошли ко дну, предварительно ограбив налогоплательщиков на многие миллиарды долларов? «Зеленая энергетика» по сути сводится к мошеннической коррупционной схеме: Обама раздает своим приспешникам государственные субсидии на деятельность их компаний, которые не в состоянии конкурировать на свободном рынке даже при наличии государственной помощи, те кладут львиную долю дармовых денег себе в карман, а немалую толику возвращают Обаме в виде политических пожертвований — простой и изящный круговорот денежных средств.

Почему Ромни молчит об этом безобразии? Почему он не трубит о том, что старательно замалчивает пресса, а именно что нынешний выход экономики из кризиса – самый вялый и затянувшийся в истории? Почему не стыдит Обаму за инфантильную привычку сваливать на других ответственность за экономические невзгоды страны – то ураган виноват, то цунами в Японии, то экономические неурядицы Европы, то банкоматы и билетные автоматы в аэропортах, то провидение, то еще что-то… И, конечно, неизменный Джордж Буш. И кстати, Обама всячески пытается внушить избирателям, что президент бессилен каким-то образом повлиять на экономику, и поэтому его ни в коем случае нельзя винить в экономических бедах страны. Следуя т этой логике, неплохо бы и с Буша снять вину за рецессию.

Верховный суд вложил в руки Ромни мощное оружие, постановив, что так называемый «мандат», т.е. принудительное медицинское страхование в рамках закона «Обамакер», следует трактовать как налог. Тем самым Обама, клятвенно обещавший, что никогда, ни при каких обстоятельствах не повысит налоги на средний класс, оказался уличенным во лжи, особенно учитывая, что его генеральный солиситор, отстаивая «Обамакер» перед членами Верховного суда, тоже описывал «мандат» как налог.

Но вместо того, чтобы заклеймить президента как лжеца и обманщика, Ромни погрузился в гамлетовские раздумья по поводу того, как ему поступить. Секрет его колебаний прост: в свое время, будучи губернатором Массачусетса, он провел реформу системы страхования здоровья штата с аналогичным «мандатом», и эта реформа, как не устают злорадно напоминать демократы, послужила прототипом федерального закона.

Не подлежит сомнению, что «Ромникер» – тяжелый жернов на шее Митта Ромни, но он должен был давно перестать комплексовать по этому поводу и раз и навсегда определить свою линию поведения. В конце концов, неужели то, что произошло в Массачусетсе несколько лет назад, так уж волнует избирателей в Огайо или Пенсильвании? Неужели для них это важнее, чем девятый вал новых налогов (точное число – 21), который обрушит на них закон, проведенный Обамой? Ромни следует непрестанно изобличать президента как лжеца, который вопреки своим клятвенным обещаниям намерен повысить налоги, и со своей стороны твердо обещать, что он в первый же день своего правления аннулирует «Обамакер». И уж совершенно недопустимо, чтобы представитель Ромни провозглашал во всеуслышание, что «мандат» – это не налог, породив бурю восторгов в левой части политического спектра и вынудив самого Ромни выступить с опровержением.

Обама и Байден могут позволить себе нести любую чушь, зная, что лакейская пресса их всегда прикроет, но у Ромни и его команды такой опоры нет, им приходиться рассчитывать только на собственные силы. И как минимум, читать с одного листа.

Невзирая на полное господство левых в социально-культурной сфере, невзирая на их успешные попытки дискредитировать традиционные ценности, не верится, что им удалось окончательно разложить американское общество и насквозь пропитать его тлетворным «прогрессивным» духом. Люди, которые прокладывают себе дорогу в жизни талантом, трудолюбием и упорством в достижении цели, по-прежнему считаются достойными уважения и восхищения. Митт Ромни только выиграет, если будет без обиняков заявлять, что гордится своим состоянием, нажитым старомодным способом – честным трудом, и главное — что он вложил немалую лепту в экономическое процветание Америки, создав при этом сотни тысяч рабочих мест.

Не помешает ему упомянуть и о том, что его жизнь – открытая книга в сравнении с биографией Обамы, окутанной непроницаемым мраком. Американскому народу позволено знать о своем президенте лишь то, что тот соблаговолил сообщить о себе в книгах, автором которых он числится. Но даже и эти «мемуары» на поверку оказались политической беллетристикой, как вынуждены были сквозь зубы признать даже лизоблюды-авторы ряда хвалебных биографий Обамы.

Но как же все-таки объяснить пассивность Ромни и его помощников? Вполне возможно, что, памятуя, как в предыдущем избирательном цикле Джон Маккейн в решающий момент попал в острейший денежный цетнот, они решили занять оборону, чтобы экономить деньги и копить их на мощный рывок на заключительной стадии кампании. Казалось бы, вполне разумный подход, но он страдает одним потенциально фатальным изъяном: если Обама и его приспешники, пользуясь фактической монополией на информационном рынке, смогут внедрить в общественное сознание негативный образ республиканского кандидата, то к тому времени, когда Ромни препояшет чресла и выедет на решительный бой, будет уже поздно – судьба выборов будет решена.

Возможно также, что еще не решен вопрос о разделении труда: кто должен взять на себя основное бремя борьбы, не гнушаясь ударами ниже пояса и рискуя тем самым испортить себе репутацию в глазах общественного мнения, – сам кандидат или его помощники и союзники? Впрочем, это неважно. В любом случае преторианская пресс-гвардия Обамы сплоченными рядами выступит против Ромни, поэтому он мало чем рискует. Зато его вознаградят за отвагу консервативные избиратели, многие из которых испытывают глубокие сомнения относительно чистоты его идеологических риз. Они отсалютуют Ромни мощным взрывом энтузиазма, а политехнологам хорошо известно, что стимулирование своего электората даже важнее для исхода выборов, чем флирт с умеренным центром.

Но вот, кажется, Ромни проснулся и ринулся в бой. Слава те Господи, что надоумил его сбросить балетные пачки и надеть боевые доспехи! Давно пора ему было по-настоящему ввязаться в драку, памятуя, что переизбрание Барака Обамы будет трагедией для Америки и всего мира. Но лучше поздно, чем никогда.

Джордж Буш считал ниже своего достоинства отвечать на тявканье шавок, кусавших его за пятки. Он простодушно полагал, что его дела прозвучат громче слов недругов, и это была его самая крупная ошибка. Как частное лицо он был бы вправе вести себя, как ему вздумается, и следовать предписаниям своего воспитания. Но как президент он не имел права подставлять другую щеку и позволять своим врагам доминировать в национальном дискурсе. Буш пожертвовал своим президентством на алтаре высоких принципов, причинив при этом стране непоправимый ущерб.

Благодарение Богу, что Ромни наконец осознал, что непротивление злу – рецепт верного поражения и подарок Обаме. В добрый час, Митт!

Реклама
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Комментарии

  • Kitty  On Август 5, 2012 at 3:02 дп

    отличная статья, отличный ресурс. несколько постов перетащила к себе на стандалон ( со ссылками, есесно )
    ромни абсолютно не тот тип, какого хотелось бы видеть в президентах, т.к. слабоват и сероват
    но выбора нет, лучше слабый репабликан, чем демократ 🙂
    спасибо за статью еще раз !

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: