Административный ресурс

Традиция покупки голосов за счет налогоплательщиков

Бесконечно взвешивая перспективы предстоящих выборов, – судьбоносного события, от исхода которого во многом зависит, быть или не быть Америке в том виде, как мы ее знаем, – люди консервативных убеждений шарахаются от одной крайности к другой. То им кажется, что у Обамы вообще нет шансов: нужно иметь немалую дерзость, чтобы вообще баллотироваться с таким послужным списком, как у него. То они впадают в другую крайность и с горечью убеждают себя в том, что американская демократия обречена, и ничто не сможет остановить победного шествия леворадикального тоталитаризма.

Мне думается, что подобные метания непродуктивны: не стоит загодя предаваться ни ликованию, ни отчаянию. Куда разумнее трезво взвесить шансы сторон и попытаться оценить их сильные и слабые стороны. И поскольку объектом исследования в данном случае является Барак Обама, нельзя приуменьшать ни его уязвимость, проистекающую из катастрофических результатов его деятельности на протяжении последних трех с половиной лет, ни огромного набора средств, которыми располагает любой действующий президент. И едва ли не самое грозное оружие в этот арсенале – административный ресурс, который Polit-slovar.ru определяет как «возможности (ресурсы) ведения избирательной кампании, связанные с политической, государственной, корпоративной и иной административной или управленческой властью, которой располагает кандидат». О мощи административного ресурса наглядно свидетельствует опыт победоносной политической карьеры верховного кумира либеральной интеллигенции – 32-го президента США Франклина Делано Рузвельта.

ФДР (так все называли и называют творца неизжитого по сей день «Нового курса») заслужил весьма нелицеприятную оценку со стороны его современника, выдающегося публициста Уолтера Липпмана, который писал, что Рузвельт «ни в одном важном аспекте не пригоден к занятию государственной должности» и что он обладает «перворазрядным темпераментом, но второразрядным интеллектом». Добавим к этому, что Рузвельт ровно ничего не смыслил в экономике. Но все эти недостатки с лихвой возмещались его остро отточенными политическими инстинктами и виртуозным владением административным ресурсом. О том, как умело ФДР пользовался своей беспредельной властью в политических целях, рассказывают Бартон и Анита Фолсом в своей книге «ФДР идет на войну» (Burton W. Jr. Folsom, Anita Folsom FDR Goes to War, Threshold Editions, 2011).

В 1936 году ФДР искусно мобилизовал административный ресурс, превратив его в самое действенное избирательное оружие в истории Америки. Годом ранее Конгресс ассигновал 4,8 миллиарда долларов (порядка 80 миллиардов на сегодняшние деньги) на нужды WPA (Администрации общественных работ) – флагмана «Нового курса» (так называлась экономическая программа Рузвельта). Получив в свое распоряжение эту колоссальную сумму, ФДР стал лихорадочно тратить ее на строительство дорог и зданий различного назначения в ключевых избирательных округах. Одновременно была произведена кадровая перетряска WPA. На все руководящие посты были поставлены люди, без лести преданные президенту и готовые беззастенчиво покупать голоса для Демократической партии. Один директор WPA в штате Нью-Джерси, поднимая трубку телефона в своем кабинете, с обезоруживающей откровенностью представлялся,: «Офис Демократической партии».

Конгрессмен из Нью-Джерси Фрэнк Тоуи пояснил суть механизма покупки голосов в рамках «Нового курса»: «В моем округе по программам WPA работают 18 000 человек. Если считать по три человека на семью, получаем 54 000 потенциальных избирателей-демократов. Может ли кто-нибудь противостоять такой машине, если ее грамотно мобилизовать?»

ФДР нанял специалиста по опросам общественного мнения, который указывал, куда направлять федеральные средства. При этом демократам наказывалось без стеснения напоминать избирателям, откуда проливается золотой дождь и за кого им следует голосовать, если они не хотят, чтобы рог изобилия внезапно иссяк. На президентских выборах 1936 года Рузвельт нанес сокрушительное поражение кандидату Республиканской партии Альфу Лэндону, победив в 46 штатах и получив 523 голоса выборщиков против 8. Сенатор-демократ от Вирджинии Картер Гласс откровенно признал, что «результаты выборов были бы совсем иные, не будь в руках моей партии почти пяти миллиардов долларов на проведение кампании». Статистики подсчитали, что каждый работник в системе WPA приносил ФДР четыре голоса на выборах.

Президент и его соратники по «Новому курсу» создали специальную систему использования Администрации общественных работ в политических целях. В годы выборов они резко увеличивали занятость по программе WPA и другим федеральным программам. От людей, получавших работу, ожидались ощутимые знаки признательности президенту в виде активной деятельности во имя его победы на выборах. Но стоило пройти выборам, как WPA резко сокращала штаты за ненадобностью впредь до следующей предвыборной кампании. Тем самым достигалась некоторая экономия государственных расходов и снижение бюджетного дефицита – весомое свидетельство в глазах общества того, как рачительно распоряжаются народными деньгами президент и его администрация.

Некоторые члены кабинета Рузвельта изредка испытывали угрызения совести по поводу того, что общественные работы так цинично используются для манипулирования нищими и голодными людьми. Так, после выборов 1936 года директор WPA и самый доверенный помощник президента Гарри Гопкинс поведал на частном сборище, что он собирается выбросить на улицу сотни тысяч людей, занятых в его программе, в том числе 150 000 жителей больших городов. Министр финансов, близкий приятель ФДР Генри Моргентау, поморщившись, спросил Гопкинса: «Если вы можете найти 150 тысяч человек, получающих общественную помощь, но, по вашим словам, больше в ней не нуждающихся, как у вас хватает смелости утверждать, будто до ноября вы понятия не имели о том, что эти люди лишние?»

Однако, не успев проснуться, совесть Моргентау тут же заснула. Летом 1939 года безработица достигла 20%, и демократы с ужасом думали о грядущей неминуемой расплате на выборах следующего года. 14 июня министр финансов попросил у Рузвельта аудиенции с глазу на глаз и представил ему свой план, рассчитанный на то, чтобы принести очередную победу президенту и его партии. Генри Моргентау предложил выбрать 10 ключевых штатов, в которых должна была решиться судьба президентских выборов, и разместить в них львиную долю федеральных проектов. Глаза Рузвельта засверкали. «Это именно то, что нужно! – в восторге закричал он. – Давайте сюда ваши выкладки». В тот день обласканный главой государства министр записал в своем дневнике: «Давно уже у меня не было такой удачной встречи с президентом».

За месяц с небольшим до выборов в течение одной недели – с 25 сентября по 2 октября 1940 года – WPA внезапно объявила дополнительный набор, приняв на работу 43 142 человека. В бой были брошены также другие агентства, созданные в рамках «Нового курса». Управление по проведению в жизнь Закона о регулировании сельского хозяйства (ААА) в октябре стало досрочно рассылать фермерам ноябрьские и декабрьские субсидии. При этом глава управления, не краснея, утверждал: «Любой непредвзятый человек, безусловно, согласится с тем, что ускорение графика платежей по программе есть признак возросшей эффективности нашего агентства и не имеет никакой политической подоплеки».

Не были забыты и городские избиратели. За четыре дня до выборов министр сельского хозяйства объявил о новой программе бесплатной раздачи молока для детей в ключевом штате Нью-Йорк. «Нью-Йорк таймс» в триумфальной статье, вынесенной на первую полосу, объявила: «Все 149 000 детей в возрасте до 16 лет, которые числятся в списках нуждающихся жителей города, начиная с декабря начнут получать по пинте молока в день, причем их родителям не придется платить за это ни гроша».

От зоркого глаза президента также не укрылись большие перспективы, которые сулило продуманное размещение оборонных контрактов. В числе сторонников, которых решил облагодетельствовать ФДР, был тридцатидвухлетний конгрессмен из Техаса Линдон Джонсон (будущий президент), имевший веские основания рассчитывать на благосклонность главы администрации. В 1939 году вице-президент Джон Нэнс Гарнер, резко критиковавший Рузвельта на заседаниях кабинета, решил бросить вызов своему патрону и баллотироваться в президенты. Джонсон не только саботировал кампанию Гарнера в своем штате, но и шпионил за новым спикером Палаты представителей – конгрессменом из Техаса Сэмом Рэйберном, регулярно оповещая Белый Дом о деятельности своего земляка.

В награду ФДР пошел навстречу Линдону Джонсону, приказав разместить новую военно-морскую базу в его округе – в городе Корпус-Кристи. Контракт на строительство по ходатайству Джонсона получила компания «Браун энд Рут», которая оказывала Джонсону немалую помощь в его политической карьере. Этой компании пошла целиком вся сумма федеральных ассигнований на строительство базы ВМФ – 25 миллионов долларов (вследствие перерасходов стоимость проекта в конце концов доросла до 100 миллионов). Поскольку контракт был составлен так, что гарантировал строительной компании солидную прибыль независимо от результатов ее деятельности, руководители «Браун энд Рут» не знали, как отблагодарить своего влиятельного друга-конгрессмена.

Глава финансов компании Джордж Браун сказал Линдону Джонсону, что тому достаточно только сказать, «когда и каким образом я могу хотя бы отчасти вернуть вам мой должок. Помните, что я горой за вас, независимо от того, правы вы или нет. Я за вас на все 100%». Джонсон решил воспользоваться оказавшимся в его распоряжении денежным родником, чтобы попытаться увеличить свое влияние в Демократической партии, оказав помощь своим однопартийцам на выборах 1940 года. В те годы даже мелкие суммы, иной раз не более 300 долларов, могли сыграть большую роль – например, оплатить рекламу по радио, помочь организовать митинг сторонников кандидата и т.п. – и тем самым склонить чашу весов в его пользу.

Джонсон открыл офис в Вашингтоне и стал обзванивать десятки кандидатов-демократов по всей стране, предлагая им деньги из первых 30 000 долларов, предоставленных в его распоряжение благодарными руководителями «Браун энд Рут». Одновременно Джонсон, пользуясь своим новообретенным влиянием в администрации, помогал коллегам преодолевать бюрократические препоны в Вашингтоне – никто не решался сказать «нет» новому другу президента. Благодаря помощи тороватого техасца целая группа конгрессменов-демократов торжествовала победу на выборах. (В 1942 году, когда Рузвельт самоустранился от участия в предвыборной кампании, большинство из них, лишившись помощи хозяина административного ресурса, потерпели поражение.) Таким образом, решение ФДР о размещения военно-морской базы в Корпус-Кристи принесло жирные политические дивиденды по всей стране.

Рузвельт также беззастенчиво использовал новые оборонные проекты в качестве орудия влияния на избирателей по месту строительства. В течение последних двух недель предвыборной кампании он колесил по стране, выступая в ключевых городах, где строились новые военные заводы, и без обиняков напоминая избирателям, кому они обязаны своим благополучием. В Бостоне: «Вам, добрым жителям Бостона, несомненно, известно о гигантском расширении занятости у вас в военном порту». В Сиэтле, выступая по радио: «Граждане Сиэтла, вы, конечно, заметили, какими быстрыми темпами растет завод компании “Боинг”». В Филадельфии: «В прошлом месяце, в сентябре, предприятия вашего города дополнительно наняли еще 500 000 рабочих». Стоит ли говорить, что Рузвельт победил на выборах и в нарушение вековой традиции в третий раз стал президентом.

Показательно, что на промежуточных выборах 1942 года, когда Рузвельт, озабоченный своим местом в истории, во избежание обвинений в политических манипуляциях в военное время решил отстраниться от участия в предвыборной кампании, демократам пришлось дорогой ценой расплачиваться за честолюбие президента, поставившего свою личную репутацию выше интересов сторонников. Лишенная административного ресурса Демократическая партия потерпела сокрушительное поражение, утратив 81 место в Палате представителей и 9 мандатов в Сенате.

А однажды даже так случилось, что административный ресурс принес пользу не только президенту, но и его стране. Парадоксально, но факт. На протяжении 30-х годов по указанию Рузвельта, старательно обхаживавшего избирателей западных штатов, министерство финансов регулярно скупало добываемое в них серебро по ценам выше рыночных. В результате к 1941 году в распоряжении правительства скопилось свыше 42 000 тонн этого драгоценного металла. Манхэттенский атомный проект нуждался в мощных электромагнитах, для изготовления которых требовалось огромное количество меди, а ее катастрофически не хватало. Кого-то из участников проекта осенило: а почему бы не попробовать заменить медь серебром, которое не уступает ей по электропроводным свойствам? К тому же впоследствии, когда прорыв с медью будет ликвидирован, серебряные электромагниты можно будет переплавить обратно в слитки и вернуть казначейству.

Когда руководители Манхэттенского проекта обратились в министерство финансов с просьбой предоставить им 5-10 тонн серебра, их сначала высокомерно поставили на место: «Счет серебра идет не на тонны, а на тройские унции», но потом по указанию президента вынуждены были все же удовлетворить просьбу этих неотесанных мужланов-ученых. В конечном итоге на нужды атомного проекта было предоставлено 395 миллионов тройских унций серебра (12 283 тонны) общей стоимостью 300 миллионов долларов, с условием, что заемное серебро будет возвращено министерству в течение полугода после окончания войны. То ли в проекте были заняты исключительно честные люди, то ли, что более вероятно, его талантливый руководитель генерал Лесли Гровс поставил дело безопасности на необыкновенно высокий уровень, но взятое взаймы серебро спустя несколько лет было практически сполна возвращено министерству финансов: недостача составила лишь 0,035%.

Однако вернемся в сегодняшний день. Президент Обама и его соратники, как видно, весьма внимательно изучили опыт ФДР по части использования административного ресурса. Об этом свидетельствует, в частности, следующий факт. Главное достижение нынешнего президента – реформа системы здравоохранения, которую называют Obamacare – спроектирована таким образом, чтобы наиболее неприглядные требования закона вступали в силу лишь после выборов 2012 года, когда президенту уже не нужно будет считаться с чувствами избирателей («у меня будут развязаны руки», как он доверительно сообщил российскому президенту Медведеву).

Но одно из самых болезненных положений реформы при всем старании скрыть не удалось. А именно – удар по популярной программе Medicare Advantage. В течение ряда лет 12 миллионов престарелых пользовались этой программой, которая представляет собой рыночную и потому более приемлемую альтернативу традиционной системе медицинского обслуживания пожилых Medicare. Однако в порядке урезания расходов по системе Medicare на сотни миллиардов долларов согласно реформе Обамы, с будущего года ставки возмещения медицинских расходов по программе Medicare Advantage будут резко снижены, что вынудит многих стариков подаваться обратно в государственный Medicare.

Но ведь это только с будущего года – что же здесь страшного для Обамы? Беда для него в том, что в соответствии с федеральными инструкциями престарелые должны выбрать страховую программу будущего года к концу нынешнего года. Период так называемого «свободного выбора» программ страхования начинается 15 октября, а это значит, что старики узнают о грядущей перемене еще до дня выборов. Ничто не может быть опаснее для политика, чем посягательство на медицинские страховки престарелых, которых вполне устраивает текущее положение и которые далеко превосходят по избирательной активности все остальные категории избирателей. Трудно представить себе что-либо более грозное для президента, чем гнев пожилых избирателей, которых, как на грех, особенно много в ключевых штатах Флорида, Огайо и Пенсильвания.

Что делать? Мозговой трест Обамы нашел выход: временно восстановить подлежащие сокращению средства по программе Medicare Advantage, с тем чтобы ее пользователям не нужно было расставаться с любимой программой до выборов, т.е. отсрочить для них прием горькой пилюли до следующего года, устранив потенциальную угрозу шансам Обамы. И где же президент раздобыл необходимые деньги? (А их немало: 8,3 миллиарда долларов.) Где же еще, как не в карманах налогоплательщиков?

Точнее, министерству здравоохранения и социальных служб поручено предоставить нужную сумму из особого фонда на «демонстрационные проекты», опираясь на малоизвестный закон от 1967 года. Этот закон позволяет министру здравоохранения без санкции Конгресса расходовать средства на «эксперименты, проводимые в целях повышения эффективности и снижения стоимости услуг здравоохранения», т.е. на изыскание методов экономии денег, расходуемых в системе Medicare. Минздрав должен будет притвориться, будто проводит «эксперимент» по изучению воздействия денег на страховой рынок, т.е. «изучить», что происходит в том случае, когда правительство ничего не меняет, а лишь продолжает осуществлять программу, которая действует уже не один год. Иными словами, средства будут потрачены на цели, не имеющие ничего общего с их прямым назначением, – на политические нужды президента. Вопиющий обман, и ничего больше.

Правда, на пути президента возникло непредвиденное препятствие. Главное бюджетно-контрольное управление США официально объявило, что никакого эксперимента в рамках упомянутого закона не проводится, и рекомендовало министерству здравоохранения закрыть проект. Обама возмущен. Уж не пытаются ли эти недруги – несомненно, расисты, тайными путями внедрившиеся в правительство – сорвать его перевыборы? Как это низко с их стороны! Ведь он, Барак Обама, подобно Франклину Рузвельту, ведет американский народ к счастью, даже если неблагодарный народ не хочет об этом слышать и упирается.

Как видим, проходят десятилетия, а в психологии либералов ничего не меняется. Их тактику, построенную на лжи и обмане народа под флагом принудительного благодетельства, достаточно ясно изложил известный историк Томас Бейли, большой поклонник ФДР: «Франклин Рузвельт постоянно обманывал американский народ… – одобрительно писал Бейли. – Он был подобен врачу, которому приходится лгать пациенту для его же собственной пользы… Поскольку народ поразительно близорук и обычно не в состоянии разглядеть опасность до тех пор, пока его не схватят за горло, наши государственные руководители вынуждены обманывать народные массы во имя их же собственных долговременных интересов».

Реклама
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: