Гений всех времен и народов

Кухарка у власти

Восшествие Барака Обамы на пост президента Соединенных Штатов было восторженно встречено левой интеллигенцией и даже некоторой частью консервативных интеллектуалов, подхваченных могучей волной салонных восторгов: наконец-то на престоле восседает «наш человек», настоящий интеллигент, человек гигантских знаний и неслыханных талантов, чей коэффициент умственного развития не укладывается в привычную шкалу, настолько умный, что ему головные уборы нужно шить по особому заказу.

Его бесчисленные ляпсусы списываются на усталость, перегруженность работой, недостаток сна и прочие обстоятельства, призванные показать, как самоотверженно, в ущерб своему здоровью и отдыху, он трудится на благо народа. Так стоит ли обращать внимания на оговорки, простительные для такого занятого человека с таким большим сердцем?

Или же его промахи попросту игнорируются как несущественные мелочи. Вице-президента в администрации Джорджа Буша-старшего Дэна Куэйла ославили на весь свет как законченного кретина на основании одной-единственной невинной словесной оплошности, но жрецов культа Обамы это не смущает. Для них Куэйл – особь статья, а Обама – особь статья, как сказали бы герои Ивана Федоровича Горбунова. Подобно упертым догматикам, отвергающим факты, если они противоречат теории, поклонники Обамы не позволяют реальности посягать на существующий в их воображении возвышенный образ интеллектуального исполина.

Провалы его политики объяснялись тем, что он парит в такой горней выси, настолько превосходит в интеллектуальном отношении простых смертных, что тем просто не дано понять его идеи или уследить за тончайшими ходами его мысли. Он настолько возвышается над всеми, восторженно сюсюкают либеральные интеллектуалы, что американский народ просто не заслуживает права находиться под властью такого выдающегося человека, и должен денно и нощно благодарить Провидение за то, что оно ниспослало ему такого замечательного вождя – можно сказать, гения всех времен и народов, если воспользоваться фразой, накрепко засевшей в мозгах бывших советских граждан постарше (не пропадать же добру!).

Было время, когда левая идея безгранично господствовала в информационном пространстве, и либеральные пропагандисты могли без помех резвиться на просторе. Джона Кеннеди, пустого и недалекого плейбоя, весь круг интересов которого исчерпывался погоней за юбками, ловкая пропаганда при деятельном соучастии рептильной прессы превратила в изощренного интеллектуала. Но те блаженные времена канули в Лету. Новые технологии раздвинули границы информационного поля, стены Белого Дома обрели прозрачность. И что же? Соответствует ли образ жизни и деятельности президента Обамы созданной ему легенде?

В Вашингтоне давно ходили слухи, что глава американского государства и правительства, верховный главнокомандующий вооруженными силами Соединенных Штатов, признанный лидер свободного мира, самый влиятельный человек планеты, чьи решения определяют направление глобальной политики, самый, самый, самый… что на самом деле он – фикция, а реальный Барак Обама – человек низкого пошиба, лишенный интеллектуальных интересов и любознательности, не способный аналитически мыслить и к тому же патологически ленивый.

Злые языки утверждали, что в те редкие дни, когда президент не маячит на трибуне, зачитывая с экранов телесуфлера очередную из бесконечной серии своих речей, не ездит по стране, выколачивая из прогрессивных толстосумов денежные пожертвования в фонд своей предвыборной кампании, и не предается активному досугу вроде гольфа или гулянок со своими поклонниками из гламурного мира, он проводит много времени у экрана огромного телевизора, увлеченно смотря спортивные передачи. И совсем недавно эти слухи были подтверждены не кем иным как самим президентом.

В интервью с корреспондентом его любимого спортивного канала ESPN Биллом Симмонсом президент Обама сказал: «Начнем с того, что я не смотрю новостные передачи по сетевым или кабельным каналам. По утрам, когда мы с Мишель делаем зарядку, наш телевизор настроен на передачу SportCenter. Это единственная уступка мне, на которую она идет».Но хитроумный президент умудряется все же обмануть бдительность верной супруги. «Я обычно засиживаюсь до полуночи, а то и до часа ночи, читая доклады, – поведал он. – И время от времени, пока я изучаю материалы брифингов, я нет-нет да и посмотрю игру-другую». То есть ему фактически приходится выкраивать время для работы в перерывах между баскетбольными матчами.

Справка для неосведомленных: баскетбольный матч обычно длится не менее двух с половиной часов, а с учетом дискуссий спортивных обозревателей до и после матча – намного дольше. Разделяя с президентом Обамой любовь к баскетболу, могу засвидетельствовать также, что матчи НБА обычно транслируются три раза в неделю по две игры за вечер и заканчиваются как раз в упомянутые Обамой полночь или час ночи. Но это только по обычным каналам. А ведь еще существуют платные программы! В ходе интервью Билл Симмонс пошутил, что он «всегда в своем воображении видит», как президент, не отрываясь от работы, смотрит на своем планшете iPad передачу «League Pass» (платная программа трансляции матчей, проходящих за пределами местной зрительной зоны). Оказалось, однако, что шутит он напрасно. К удивлению собеседника, президент подтвердил, что он подписан на указанную программу (и, стало быть, пользуется ею).

И еще одно свидетельство. В статье в «Нью-Йорк таймс», посвященной камердинеру и близкому наперснику президента Реджи Лаву, приводится высказывание Обамы о том, что у них с Реджи сложилось неписанное правило: «Мы не смотрим ни CNN, ни новости, ни MSNBC. Мы не слушаем никаких политических обозревателей и вообще ничего о политике. Смотрим только SportCenter и обсуждаем увиденное». Это «прямиком из уст лошади», как гласит известная английская поговорка, т.е. непосредственно из первоисточника. Первая леди самолично подтверждает, что слухи о страстном увлечении ее супруга спортом полностью соответствуют действительности. «Как вы знаете, мы – баскетбольная семья… Мой муж – оголтелый фанат баскетбола».

Впрочем, неверно думать, будто круг интересов президента Соединенных Штатов ограничен одним баскетболом. Его интеллектуальные запросы много шире: по утрам он также смотрит вместе с дочерями детские программы «Губка Боб Квадратные Штаны» и «Ханна Монтана».

Но, может быть, он такой одаренный человек, что мгновенно схватывает суть вещей и молниеносно принимает гениальные решения, руководствуясь своими глубочайшими познаниями и несравненной интуицией? Иными словами, ему не нужно долго прорабатывать проблемы, чтобы находить безошибочные решения и уверенно прокладывать курс американского государственного корабля, и перерывов между баскетбольными матчами ему вполне хватает, чтобы справляться со своими обязанностями?

Увы, судя по информации, по каплям просачивающейся из Белого Дома, Обама абсолютно некомпетентен и не в состоянии подняться до уровня задач, стоящих перед главой самого могущественного государства на свете. Некоторые из сцен, описываемых Роном Саскиндом в своей книге «Мошенники», написанной по материалам многочисленных бесед с людьми из окружения 44-го президента, читаются как дешевый фарс.

Например, когда в период между победой Барака Обамы на выборах и его вступлением в должность приглашенные им эксперты обсуждали законопроект о мерах стимулирования экономики, новый президент явно тяготился разговором. Он «на удивление отстранился от участия в беседе» и сидел с отсутствующим видом, словно посторонний, не имеющий к делу никакого отношения. Лишь изредка он встревал в дискуссию, выдавая такие перлы, как «Побольше вдохновения, побольше! », «А как насчет более тонких схем? » или «Проект глобальных масштабов – вот что нам нужно!».

Саскинд пишет: «Члены команды недоуменно переглядывались… У них впервые стали закрадываться сомнения насчет того, насколько готов к выполнению своих обязанностей человек, которому народ доверил кормило государственного корабля». Картина повторилась, когда Обама обсуждал по телефону со спикером Палаты представителей Нэнси Пелоси и ее помощниками детали того же законопроекта. «Стимул должен вдохновлять, – поучал президент. – Пелоси и ее сотрудники не могли поверить своим ушам».

Каков господин, таков и слуга, гласит французская пословица. После победы Обамы на выборах ветеран большой политики демократ Эрскин Боулс посоветовал ему не перетаскивать в Вашингтон своих друзей: «Они будут только мешать». Обама не удостоил вниманием совет многоопытного политика (так же, как впоследствии он полностью проигнорировал рекомендации в отношении финансовой политики, предложенные тем же Боулсом вместе с бывшим сенатором-республиканцев Аланом Симпсоном). Он привез из Чикаго своего главного политтехнолога Дэвида Аксельрода и самого близкого себе человека – Валери Джаррет, а на пост главы президентской администрации поставил другого чикагского политика Рама Эмануэля, которого он впоследствии заменил еще один земляком – Биллом Дэйли.

Практически никого из советников первого призыва в Белом Доме сейчас уже нет. Осталась лишь Валери Джаррет, которую можно с полным основанием назвать Распутиным в администрации Обамы. Она полностью подчинила президента своему влиянию, он слушает только ее, несмотря на то, что она абсолютно бездарна и обладает безошибочным нюхом на провальные идеи, ее советы постоянно заводят президента в конфузные ситуации.

Еще куда ни шло, если бы пагубное влияние Валери Джаррет уравновешивалось советами более умудренных и опытных политиков. Но их нет вокруг президента, а за пределы своего круга Барак Обама практически не рискует выходить. Он крайне редко общается с лидерами обеих партий в Конгрессе, а в тех редких случаях, когда их все-таки призывает в Белый Дом, то только лишь в пропагандистских целях – чтобы телекамеры запечатлели президента на фоне законодателей.

Неудивительно, что подобные совещания не приносят никаких плодов. Так, например, в январе 2009 года президент пригласил к себе лидеров Конгресса для обсуждения пакета мер стимулирования экономики. Сенатор-республиканец от Аризоны Джон Кайл выразил сомнение в эффективности плана. Обама парировал возражение: «Победил-то я». Год спустя состоялось другое двухпартийное совещание для обсуждения реформы системы здравоохранения. И вновь Обама отмел все аргументы республиканцев победной реляцией: «Президент я, а не вы».

Впрочем республиканцы могут не обижаться на дискриминацию: своих однопартийцев президент тоже не жалует. Его совершенно не интересует, что они думают по поводу его инициатив. Корреспондент газеты «Вашингтон пост» Рут Маркус отмечает, как часто «президент просто исчезает из поля зрения, не желая принимать участие в дискуссиях по актуальным вопросам».

Между прочим, 44-й президент США проявлял аналогичное нежелание ввязываться в баталии еще в бытность свою преподавателем Школы права Чикагского университета. Он старательно уклонялся от взаимодействия с коллегами, словно опасаясь разоблачения своей интеллектуальной несостоятельности (что вполне понятно, если учесть, что на его счету не числилось ни единой научной работы по правоведению). А может быть, ему просто нечего было сказать. Не потому ли он цепляется за телесуфлер, как утопающий за спасательный круг, что говорить без бумажки он не в состоянии?

Немногочисленные противники Барака Обамы, чьи голоса не смог заглушить ураганный рев левой пропаганды, предупреждали, что этот кумир «прогрессивной» интеллигенции не готов быть президентом. У него практически не было ни послужного списка, ни исполнительного опыта, ни твердости характера, чтобы постоять за свои принципы (в сенате штата Иллинойс он прославился тем, что постоянно уходил в кусты при голосовании по острым вопросам). Минувшие три с лишним года позволили по достоинству оценить прозорливость скептиков.

Деятельность Обамы на посту главы администрации представляет собой непрерывную цепь катастрофических решений. В течение длительного времени мы практически ничего не знали о том, как президент принимает их, каков его modus operandi. Однако из того, что стало известно в последние месяцы, вырисовывается картина человека, который, не умея плавать, беспомощно барахтается в информационно-политическом потоке.

Настоящий лидер должен быть хорошо информированным человеком, окруженным толковыми советниками, много читающим, изучающим вопросы со всех сторон и только потом принимающим взвешенные решения. В то же время предвыборная кампания Барака Обамы в 2008 году показала, что его совсем не интересуют актуальные проблемы и что он начисто лишен интеллектуальной любознательности. О чем бы ни шла речь (исключая баскетбол, конечно), он производит впечатление человека, который не знает сути вопроса и, что еще хуже, вполне доволен собой. Его совершенно не угнетают ляпсусы, которыми он сыплет на каждом шагу, стоит ему только оторваться от спасительного экрана телесуфлера.

Это говорит, с одной стороны, о несокрушимой уверенности в своей безнаказанности, а с другой – о безбрежном высокомерии, перехлестывающем в манию величия. Разве свидетельствуют о трезвости суждений изречения вроде того, что «В любом политическом вопросе я разбираюсь лучше, чем все мои ведущие эксперты»? Не это ли причина того, что вскоре после прихода к власти он приказал отменить ежедневные брифинги по экономическим вопросам? Не потому ли он после первых же фраз бесцеремонно прервал министра энергетики Стивена Чу («Хватит с меня, Стив»), когда тот пытался объяснить президенту, какие последствия может иметь взрыв буровой платформы компании BP? Оно и понятно: зачем ему слушать то, что он, по своему глубокому убеждению, и так знает лучше всех? К тому же это такая скука! Не поговорить ли лучше о баскетболе?!

Неудивительно, что Обама явственно «плавает», обсуждая политические проблемы. Поэтому он старательно избегает пресс-конференций и гневается в тех редких случаях, когда кто-либо из наименее рептильных журналистов наберется храбрости, чтобы задать ему острый вопрос. Или же начинает нести «полную чушь», как колумнист «Вашингтон пост» Роберт Сэмюелсон охарактеризовал его реакцию на вопрос о том, почему он не снизил государственную задолженность, как обещал во время предвыборной кампании.

Нежелание Обамы заниматься актуальными проблемами имеет самые пагубные последствия. Он фактически самоустранился не только от законотворчества, предоставив нести эту тяжкую ношу своим союзникам в Конгрессе, но и от руководства внешней политикой, предпочитая следовать в фарватере ООН или Лиги арабских государств. Самое главное – не утруждать себя, «лидировать с тыла», как охарактеризовал ливийскую политику администрации один из ее сотрудников, снимать с себя груз ответственности, перекладывая его на других.

Иногда бывает, правда, что, повинуясь внезапному наитию, он вдруг выскакивает вперед с идеями, которые противоречат заявлениям его собственных подчиненных, и тем приходится, сбиваясь с ног, на ходу подстраиваться под своего патрона. Так было, когда он с бухты-барахты нарушил договоренность с Израилем в отношении поселений. (В течение 17 лет палестинцы вели переговоры с Израилем, и вопрос о поселениях ими вообще не поднимался. И вдруг президент США, как гром с ясного неба, объявил, что эти поселения – главный камень преткновения на пути к мирному урегулированию. Естественно, палестинцы, оправившись от удивления, подхватили требование Обамы.)

Или когда он ни с того ни с сего нарушил соглашения с восточноевропейскими союзниками о размещении элементов противоракетной обороны на их территории в порядке своей абсурдной политики «перезагрузки» отношений с Россией. Или когда, ни с кем не посоветовавшись, он начал войну с Ливией в нарушение Закона о военных полномочиях.

Ну, а сейчас все его решения и поступки без единого исключения продиктованы предвыборной стратегией, т.е. функции управления американским государством фактически переданы в удел обамовским политтехнологам и осуществляются сугубо в интересах переизбрания президента Обамы.

Он не государственный муж, а агитатор; его стихия – пропаганда, а не управление, слово, а не дело. Вот почему он так любит звонкие, но совершенно пустые, бессмысленные лозунги: «Надежда!», «Перемены!», «Даешь социальную справедливость!». Куда легче забрасывать пустоголовых поклонников словесной шелухой, чем объяснять им детали реальной политики, в которые к тому же ему самому лень вникать.

По той же причине – потому что он ничего не понимает в существе обсуждаемого вопроса и боится, что его невежество будет разоблачено – он ведет себя с оппонентами крайне агрессивно и опускается до прямых оскорблений, зная, что ему не будет ответа. Тяжело было видеть, как он наскакивал на главу Бюджетного комитета Палаты представителей Пола Райана, человека блестящего ума и огромных знаний, признанного доку в вопросах бюджета, издевательски обвиняя Райана в неумении «охватить всю проблему целиком» и в попытках «расчленить ее для простоты на удобоваримые порции».

Любопытная метафора, откуда он ее взял? Да из собственного опыта, откуда же еще. Как пишет известный левоцентристский журналист Микки Каус, «метод принятия решений президента заключается главным образом в том, что он ставит галочки в клетках на докладных записках, подготовленных его помощниками в виде вопросов с готовыми вариантами ответов».

Вот ему представляют на подпись список сокращений на 60 миллиардов долларов его коронной программы стимулирования экономики, и он, не читая, пишет под ним «О’кей»… Вот он дает распоряжение подготовить двухпартийный саммит по финансовым вопросам и спрашивает: «Каких результатов можно ждать от саммита?». Ему отвечают: «Максимум – договоренности продолжить диалог», и он, вместо того чтобы отменить бесполезный саммит, дает добро на его проведение (и действительно, толка от саммита вышло как от козла молока)…

Вот ему приносят меморандум об экономии государственных расходов, и он пишет: «Отличная идея – мы должны постоянно напоминать о наших успехах в этой области». Неважно, что ни кампания экономии, ни усилия пропагандистов Белого Дома, расписывающих ее мнимые успехи, не дают никаких плодов… Ему предлагают согласиться на финансирование «программы детского питания» из средств, выделенных на поддержку двухгодичных колледжей, и он послушно ставит галочку в указанной клетке…

Вот его спрашивают, следует ли включать в законопроект о реформе системы здравоохранения упоминание о необходимости пересмотреть принципы юридической ответственности врачей за преступную халатность, и он пишет «Надо подумать»… Ему представляют план различных вариантов налогообложения транснациональных компаний, и он накладывает резолюцию: «Об этом стоит поразмыслить»…

Наконец, перед ним кладут меморандум с тремя готовыми ответами – по бокам две клетки с радикальными мерами (крупная программа расширения занятости и крупная программа сокращения бюджетного дефицита), а в центре более скромный и, стало быть, более безопасный вариант («умеренное, фактически символическое сокращение дефицита) – формат, явно рассчитанный подтолкнуть президента к выбору среднего варианта. И он отмечает именно эту клетку. Его помощники фактически обращаются с президентом, как воспитатели с детьми в начальной школе.

Микки Каус не может поверить в то, что Обама «занят тем, что ставит галочки в клетках, и беспрекословно принимает решения, предлагаемые ему помощниками, послушно следуя в указанном ему направлении, никогда не пытаясь посоветоваться с людьми, которые мыслят по-иному, и вырваться из круга привычных представлений». То есть президент даже не пробует думать и действовать самостоятельно, вместо того чтобы механически штамповать подготовленные для него решения. Он словно все время сдает экзамен, построенный на выборе из нескольких ответов на каждый вопрос, – самый легкий вид теста для двоечника.

Единственным оправданием для Обамы и его приспешников служит то, что они не притворяются, а совершенно искренне ничего не понимают в реальности. Достаточно красноречивая иллюстрация этого приводится в книге Ноама Шайбера «Эскаписты: как Обама и его команда провалили проект восстановления экономики».

«Зеленая» энергетика была предметом повышенной озабоченности новоизбранного президента, и в силу этого – предметом его особого разочарования. Из недели в неделю главная экономическая советница Белого Дома Кристин Ромер докладывала Обаме о том, сколько рабочих мест создано в секторе «чистой» энергетики, и из недели в неделю президент отказывался верить убогим показателям и гнал ее заново проверить свои выкладки. «Не могу понять, – говорил он. – Мы вкладываем такие деньги в инфраструктуру, а вы мне морочите голову, что, дескать, занятость не расширяется». И бедная Кристин Ромер послушно перепроверяла свои расчеты, но всегда оказывалось, что цифры не лгут.

Программа гарантий ссуд на общую сумму 38,6 миллиардов долларов, которая по словам Обамы, должна была создать или сэкономить 65 000 рабочих мест за два года, дала ничтожные результаты: всего 3545 рабочих мест, при том, что за это время энергетическим компаниям была выдана почти половина указанной суммы в виде льготных, гарантированных государством ссуд.

Но частный сектор все же расширяет занятость, и, можете себе представить, в немалой степени как раз в той отрасли, которую Обама ненавидит особенно страстно и которую он мечтает истребить и заменить «зеленой» энергетикой – в нефтегазовой промышленности. Из 150 000 новых рабочих мест, созданных в 2011 году, 9% пришлось на долю нефтяных и газовых компаний. А если учесть, что 40% расширения занятости пришлись на долю низкооплачиваемых рабочих мест на предприятиях розничной торговли и индустрии досуга, то доля нефтегазовой промышленности в создании высокооплачиваемых рабочих мест возрастает до 20%.

Но Обама этого явно не видит и видеть не хочет. И вместо того, чтобы хотя бы не мешать развитию нефтегазового сектора в сторону энергетической независимости страны, о которой он не устает говорить, Обама талдычит о водорослях как о перспективном источнике энергии. Может быть, когда-нибудь, через несколько десятков лет, водоросли действительно станут экономически оправданными энергоносителями, но уж точно не сегодня, и не завтра. Между тем самолеты, в которых он летает по стране с хвалебными выступлениями о достоинствах возобновляемых источников энергии, заправляются отнюдь не водорослями.

Из чего следует, что президент и его команда живут в мире виртуальной реальности, где продиктованная идеологией маниловщина заменяет логическое мышление, позволяя им вопреки очевидности верить в реальность громадных успехов их абсурдных проектов развития альтернативных источников энергии и миллионов высокооплачиваемых рабочих мест, на которые Обама щедрой рукой разбрасывает десятки миллиардов долларов, выжатые из налогоплательщиков. А если факты не соответствуют фантазиям, порожденным его воображением, – тем хуже для фактов.

Реклама
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Комментарии

  • alexsander  On Сентябрь 7, 2012 at 7:07 дп

    Господин Вольский поделитесь, пожалуйста, с читателями своим мнением и президенте Буше. Впрочем, можете выбрать для подобного сообщения/анализа деятельность любого, известного нам, президента.

  • zoya  On Октябрь 9, 2012 at 2:30 дп

    Коллега, Вы безнадёжно устарели…
    Зачем вы пишите эту х-ню? Ведь в мире столько интересного и удивительного. Можно, например, написать «Записки путешедтвенника» или перевести новый иностранный роман. Отвечу вашей собственной цитатой: «Куда легче забрасывать пустоголовых поклонников словесной шелухой, чем объяснять им детали реальной политики, в которые к тому же ему самому лень вникать.»

  • Joseph  On Октябрь 10, 2012 at 6:06 пп

    Зоя, где вы живете? А в прочем, это не имеет значения. Обыватели живут всюду…Америка это наша страна, и нам не безразлично,кто ей управляет , и пока вы и другие читают записки путешественника, нашу страну превратят в Совок Виктор, спасибо… продолжайте ваше благородное дело…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: